Архивы Метки: Любовь КОЛЕСНИК

Как пахнет рождество

— Вы понимаете, издание серьезное, корпоративное. Нужно написать не просто книгу рождественских сказок. Это должны быть истории о высоких человеческих ценностях — моде, красоте, благополучии, успешности…

Наташа смотрела на заказчицу и кивала. Анжела была подтянута и стройна, в должной степени обработана маникюрно, педикюрно и солярно, и красная юбочка карандашом сидела на фигурке, обточенной элитным фитнесом, идеально.

Наташа автоматически втянула пальцы в босоножки. Черт, она опять не успела подстричь ногти, кое-как наляпала лаком, когда бежала на эту встречу.

РАБОЧАЯ ФИЛОСОФИЯ ВИКТОРА ГАВРИЛОВИЧА

Виктор Наполеонович Гаврилович унаследовал свое экзотическое отчество от отца. Тот появился на свет в дни 100-летия победы в Отечественной войне 1812 года и получил такое имя. Семья Гавриловичей — коренные ржевитяне. Виктор окончил школу, отслужил в армии и пришел на предприятие «Электромеханика», где трудится до сих пор. Без отрыва от производства окончил машиностроительный техникум.

ИМЯ КОШКИ

Окончание

 

Начало в N№ 27

 

Валентин Петрович Пушко сорок лет отработал на предприятии, но такого он не видел никогда.

К стеклянному аквариуму проходной быстрым шагом шел высоченный худощавый мужик. За ним реяли, как флаг, длиннющие волосы странного оттенка — то ли рыжие, то ли русые — и драный коричневый плащ с вышитым золотым цветком.

Но не это главным образом привлекало внимание — а то, что мужик держал в руке меч, и меч этот размером был больше, чем палка турникета. Турникет он даже не перепрыгнул — перешагнул, вызвав в памяти слово «циркуль».

Валентин Петрович с тоской посмотрел на красивую грамоту «40 лет безупречной работы» за подписью генерального, и ему почудилась поверх черная надпись «Посмертно»…

ИМЯ КОШКИ

Начало в N№ 27

 

Потрошитель Азар вел небольшой отряд, три-четыре десятка орков. Здесь были женщины и дети, пара телег, запряженных варгами и турами, скарб и раненые. Войны оставляли множество калечных, а род следовало продолжать…

Орки едва поднялись и затушили костры, как сквозь подлесок, спиной вперед выломился эльф. Меч наголо, золотые волосы, известные всей Эале, развеваются; и мига не прошло, как Тайтингиль развернулся и атаковал орка.

— Где моя кошка?! — заорал витязь.

— Ты спятил?! — в ответ заорал Азар. — Что происходит? Какая кошка?!

— Белая!!

Металл ударил в металл; Азар оборонялся и отступал. Остальные орки споро ощетинились разнообразным оружием, однако эльф сосредоточился на их предводителе и не отвлекался по мелочам.

ИМЯ КОШКИ

— Я рад тебе, кошка, — длинные сильные пальцы мягко почесывали белую шейку. Кошка, запрокинув голову, нежно урчала.

— Вот.

Тайтингиль взял рыбу, которая, наконец, немного остыла, и ломал теперь светло-розовую мякоть, выбирал косточки и выкладывал еду на лист. Сам бы он съел и с чешуей, но кошка… кошка!

— Ты бежала за мной.

Кошка прикрыла глаза и ела. Невозможный зануда. Эльф не переставал восхищаться ею в суховато-мужском стиле вторые сутки.

— Твои лапки…

— Мррр…