ШВЕЙНЫХ ДЕЛ МАСТЕР

В прошлом году Александра Георгиевна Арсеньева отметила два юбилея: свой личный и 50-летие трудовой деятельности. Все эти годы работала она на швейном производстве. Прошла путь от ученицы цеха до заведующей ателье. Большую часть жизни трудилась Александра Георгиевна на швейной фабрике, что находится на улице Алексеева. Но вот уже год как на заслуженном отдыхе. Домашнее хозяйство, огород отнимают много времени. Но про любимое дело не забывает. С удовольствием шьет одежду своим родным: дочке, внучке, племянникам.

Я познакомилась с этой женщиной на одном из мероприятий в клубе ЖД, где она рассказывала ребятам про свою работу и тонкости швейного дела. Александра Георгиевна говорила об этом с такой любовью, так интересно, что мне захотелось встретиться с нею еще раз. Тем более что в газетах про нее никогда не писали.

Она родилась и выросла в Ржеве, в простой работящей семье, где подрастали семеро ребятишек. Шура — старшая. Родители трудились на хлебокомбинате, на железной дороге.

— Мама научилась шить по необходимости, — рассказывает Александра Георгиевна. — Она приехала в Ржев в 1949 году, когда вышла замуж. На улице Калинина в то трудное послевоенное время организовали маленькое швейное производство. Женщины пришли со своими швейными машинками и шили для населения. Но это предприятие долго не просуществовало. Машинки украли, и работать было не на чем. Тогда мама пошла на хлебокомбинат…

По окончании десятилетки Шура поступила работать на швейную фабрику. Надо сказать, что это занятие ей всегда очень нравилось. Шить Александра научилась в школе, на уроках домоводства, которые вела учитель Фаина Федоровна, человек интересный, талантливый. Она увлекла своим мастерством всех девочек. Разнообразия тканей, как сейчас, в то время не было. Перешивали из старых маминых вещей. Ко всему, в большой семье купить новую ткань было просто не на что. Жили, как и все в то время, весьма скромно.

Шуре очень нравилось занятие рукоделием. Когда поняла, что знаний не хватает, обратилась в ателье к закройщице Вере Петровне Герасимовой, которая помогла освоить азы швейного дела. Сразу после школы Александра пыталась поступить в Московский институт легкой промышленности, экзамены все сдала, но не прошла по конкурсу: проходной бал был очень высокий. И она вернулась домой. Сначала по направлению от администрации города пошла устраиваться на работу в железнодорожную швейную мастерскую, что была на станции Ржев-I, но что-то не получилось. А на швейную фабрику ее с радостью приняли в качестве ученицы, но с одним условием: отработать осенью в колхозе.

— Раньше у каждого предприятия был подшефный колхоз, — вспоминает Александра Георгиевна. — Мы все делали: и картошку копали, и на ферме работали до глубокой осени. После сельхозработ, в ноябре, Шуру направили ученицей в ателье N№ 2 к портной Римме Григорьевне Басовой, она шила только мужские брюки. Свою наставницу Александра Георгиевна вспоминает с огромной благодарностью. За два месяца она научила совсем неопытную девчушку шить. Александре присвоили разряд. Свою первую зарплату — 45 рублей (по тем временам хорошие деньги!) она с гордостью отдала маме. Потом ее перевели в детское ателье на улице Мира, где девушка училась работать в бригаде, которой руководила Надежда Алексеевна Королева, опытный мастер и наставник. Через год Шура уже самостоятельно шила мужские костюмы.

Первый — подарок отцу (так решили на семейном совете). Выбрали недорогую ткань — шевиот (шерстяная ткань наподобие бостона). Этот единственный свой костюм отец с гордостью носил до конца жизни, а Шура получила третий разряд за отлично сделанную работу.

Петр Степанович Иванов, главный инженер швейной фабрики, предложил девушке поехать учиться в город Куйбышев на закройщика широкого профиля. Александра, конечно, согласилась, и через полтора года вернулась в родные края дипломированным специалистом. Снова начались трудовые будни, теперь уже в ремонтном ателье на Садовой, где работали 10 человек, а девятнадцатилетняя Александра была у них начальником, и закройщиком, и кладовщиком, и документацию вела. В это же время она вступила в партию, и это было ее самостоятельное решение. Не по годам серьезную, ответственную Александру уважали в коллективе, прислушивались к ее мнению.

— В ателье на Садовой в то время было очень много заказов, — вспоминает Александра Георгиевна. — Шили различные изделия, но, в основном занимались реставрацией старых. Для закройщика — очень хорошая практика. Я до сих пор люблю это благородное занятие — давать новую жизнь старым ненужным вещам. Из материальных соображений дело очень выгодное. Ведь денег не у всех хватает.

Александра Георгиевна рассказала, что в 70-е приходилось работать и в городских приемных пунктах, и на селе по всему Ржевскому району обслуживать население, принимали заказы. Раньше по деревням ездили целые бригады: парикмахеры, закройщики, телемастера, также отправляли валенки из сапоговаляльного цеха (народ сдавал овечью шерсть, а в Ржеве делали валенки). Лозунг советских времен «Все для народа» был не на словах, а на деле.

Когда Шуре исполнилось 20, она повстречала свою судьбу и вышла замуж. Александр Сергеевич Арсеньев лучший токарь был в городе, работал на заводе «Электромеханика». Через год родилась дочь Наташа (Наталья Александровна Воробьева, учитель физики в лицее N№ 35). Александр и Александра прожили душа в душу 43 года. Восемь лет назад его не стало.

После рождения дочери через три месяца Александра вышла на работу в ателье, за малышкой присматривала бабушка, мать мужа, с которой в мире и согласии под одной крышей жила молодая семья 15 лет.

— Свекровь была простая крестьянка, — с гордостью говорит Александра Георгиевна, — но очень умная женщина. Мы с нею хорошо ладили, конфликтов у нас не было.

И когда Александра вновь решила учиться, споров на этот счет в семье не возникло. Надо, значит, надо. И Шура поступила на заочное отделение в техникум Моссовета. Окончила с красным дипломом, получила профессию техника-технолога. Молодого специалиста назначили заведующей ателье на улице Алексеева. Поясним читателям, что в то время швейная фабрика была межрайонная. Работали ателье в Зубцове, Старице, в Погорелом Городище и других населенных пунктах — это были филиалы Ржевской швейной фабрики. Даже в сельском поселении Луковниково Ржевского района был свой цех. Ржевская швейная фабрика в советское время была союзного значения. Здесь шили форму для моряков Ленинградского флота и для железнодорожников, а также бушлаты, шинели, одежду для военнослужащих. Объемы производства были большие. В Ржеве работали много разных ателье: ремонтное, по пошиву легкого платья, женской верхней одежды, мужской, детской одежды и ателье молодежной моды. Когда построили ателье «Волга», соединили цеха, где работали 200 человек. Что интересно, на 1-м этаже в демонстрационном зале проводили показы модной и рабочей одежды. Даже на конкурс к Вячеславу Зайцеву в Москву ездили ржевитяне с коллекцией «Модная фуфайка», где заняли III место.

Заметим, что модели 80-х — девушки и женщины не только 90х60х90, но и дамы с пышными формами, настоящие русские красавицы. Организацией показов и разработкой моделей одежды занималась конструктор Елена Ивановна Кортикова. На швейной фабрике три раза в месяц проходил технический совет, где закройщики представляли свою продукцию — модели, разработанные конструкторским бюро и лаборантами. Но фабрика производила не только готовые изделия, а также полуфабрикаты, то есть недошитые вещи. Что было для людей очень удобно. Пришел в ателье, выбрал понравившееся платье, тебе его тут же по фигуре подогнали, подшили. И все это без дополнительной оплаты.

Хорошее было время! Не раз вспоминает старшее поколение добрым словом ржевские ателье, которые, к великому сожалению, одно за другим закрылись после распада Союза.

— И сегодня в Ржеве нет ни одного государственного ателье, соответствующего прежнему уровню, — с горечью констатирует факт моя собеседница. — Но швейная фабрика на улице Алексеева по-прежнему работает.

В 2005 году Александра Георгиевна стала предпринимателем. Вместе с нею работали семь человек, они занимались пошивом и реставрацией одежды, сначала в «Волге», затем в здании на улице Тимирязева.

Пятнадцать лет работал дружный коллектив под руководством Александры Георгиевны. Но в прошлом году решили закрыть свою деятельность. Трудно стало работать. Налоги, аренда, платежи…

— Надо было обновлять оборудование либо закрывать дело, — объясняет она. — Ко всему, и возраст у всех работниц уже немалый. Но я горжусь тем, что в течение 15 лет у меня не было ни копейки долгов, люди вовремя получали зарплату. И то, что мы делали, было очень нужно всем. До сих пор подходят, спрашивают, сожалеют, что закрылись.

Увы, время диктует свои условия. У молодежи другие предпочтения в одежде, да и стремление научиться шить сейчас большая редкость. Возможно, потому что процесс этот сложный, кропотливый, требующий усидчивости, терпения. Да, купить сегодня можно все, что угодно. А вот индивидуальность куда-то исчезла. Ходят все как под копирку в одинаковых джинсах и футболках либо в спортивных штанах.

Конечно, хочется надеяться и верить, что, как встарь, люди будут ценить то, что сделано руками мастериц с фантазией, с душой, с любовью. Может, девушки научатся и сами шить, вязать, вышивать. Это нелегко, но так красиво. А красота, как известно, спасает мир.

Елена Сооляттэ

Фото из архива

Александры Арсеньевой

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *