Архивы Рубрики: Городская жизнь

ОБЪЕКТЫ ТОРГОВЫЕ, МЕДИЦИНСКИЕ И ЖИЛЫЕ

На повестке заседания городских комитетов, которое состоялось в администрации 25 марта, значилось семь вопросов.

ПРО ДЕРЕВЬЯ И ЖИЛЬЁ

16 марта прошел очередной прием по личным вопросам главы Ржева Романа Крылова. На встречу записалось восемь человек с самыми различными вопросами, однако пришли в назначенное время не все.

АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ — ПАВОДОК И ПОЖАРЫ

11 марта в администрации города состоялось внеплановое заседание комиссии по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций и обеспечению пожарной безопасности на территории Ржева. В рамках заседания обсуждались вопросы проведения неотложных мероприятий по безаварийному пропуску весеннего половодья и о ходе подготовки к прохождению весенне-летнего пожароопасного периода.

СПАСИБО ВОЛОНТЁРАМ

11 марта глава города Роман Крылов, заместитель главы администрации Елена Ямщикова и начальник отдела молодёжной политики и туризма Диана Каменская провели встречи с волонтёрами и их наставниками, участвовавшими в организации работы «Поезда Победы». За три дня, когда «Поезд» находился в нашем городе, ребята помогали посетителям, сопровождали экскурсионные группы, ответственно и добросовестно выполняя поставленные задачи.

МЕТРЫ И ПРОБЛЕМЫ ОБЩИЕ …А ПОРЯДОК — ДЕЛО СОВЕСТИ КАЖДОГО

Окончание. Начало в № 9

Знакомство с МКД, которые до 2010 года находились в статусе общежитий, продолжилось, когда начал таять снег. Плюсовая температура сделала прогулку по городу более экстремальной.

Первым я планировала посетить дом по Профсоюзной, 5. Пятиэтажное кирпичное здание 1976 года постройки. Хотелось бы верить, что будь у входа урна, мусор уходил бы в эту специально отведенную емкость. Но вера сомнительна: предатель-снег наглядно демонстрирует, что едят, пьют, жуют и оставляют вокруг здания граждане проживающие.

В одном месте деревянный пол коридора первого этажа уложен заплатками (похоже, что из частей разнокалиберных шкафов и шкафчиков). Вглубь налево — лестница наверх, доступ свободный, наверное, потому — обстановка удручающая. В крыле справа ровный пол, стены как будто чище, а железная с домофоном входная дверь словно намекает, что там-то, вероятнее всего, порядок.

Двухэтажка по Ленинградскому шоссе, 18 введена в строй в 1952 году, на четыре года раньше, чем похожее по планировке строение по улице Краностроителей, 18. На Ленинградском дом постарше, но уже снаружи заметно, что более ухожен. Под окнами нет выброшенного из них же мусора, и окошки застеклены, а не «зафанерены». Урны, лавочки у входа — нет, но в коридоре горят энергосберегающие лампочки, стены выкрашены, кладовые помещения под лестницей закрыты, мусор по углам отсутствует, у лестницы, ведущей на второй этаж, лежит коврик. Если посмотреть на потолок, то вряд ли пропустишь основательные подтеки по углам — и здесь живет сырость.

Бывшее общежитие по Ленинградскому шоссе, 7 — двухподъездное (отдельный вход — реабилитационный центр для детей и подростков). Одна из дверей металлическая и с домофоном, другая — деревянная, гостеприимно распахнутая, но почему-то желания заходить в дом крайне мало… Обшарпанные стены, залитые непонятной жидкостью ступени. Из подвала со стоящей водой доносится звук капели. Но зато вход освещен, есть урна и сооружение, напоминающее лавочку.

Немного поодаль — улица Рабочая, 5б, как оказалось, бывшее общежитие рабочих и служащих СМП-683, построенное в 1981 году. Та его кирпичная часть, что смотрит во внутренний двор, с «головы до пят» изъедена мхом, где-то с балкона свисает сухая трава, окна цокольного этажа выбиты, на общем балконе «лежит» драное кресло. Смотреть малоприятно, а на стене еще и стрелочка к нему нарисована и надпись «сюда». Обхожу дом с другой стороны, картина — прямо противоположная. Ухоженные обшитые балконы, подвальные окна заколочены. «Миру — мир» гласит выложенная из красного кирпича надпись на фасаде. Глядя на центральный вход, можно сделать вывод, что входить в дверь принято не у всех и мир сего дома иногда нарушают. Стекла по обеим сторонам железной двери выбиты, вместо них — листы фанеры, которые достаточно пальцем толкнуть — и путь открыт. И магнитный ключик не нужен. Мой ключ к чужой двери подошел. Вошла. Если бы не принялась оглядываться, впечатление было бы не столь интересным. В углу — «убитые» почтовые ящики на фоне такой же стены — грустно. А вот сохранившийся с добрых времен стенд с правилами внутреннего распорядка. Один из пунктов гласит: «Для наблюдения за порядком, чистотой и выполнением правил внутреннего распорядка в каждой комнате общежития из числа проживающих назначается староста». Актуально, согласитесь?

Делаю несколько шагов по коридору и попадаю в бывшую туалетную комнату. Хотя, если судить по ее состоянию — не такая она и бывшая. Один из унитазов не сняли… и зря.

Бегу на улицу Куйбышева, 48. Пробежала мимо. Обычный двухэтажный дом 1972 года «выпуска» после увиденного в глаза не бросился. За железной подъездной дверью тепло, светло, чисто. Подсобное помещение закрыто на замок, все почтовые ящики — приличного вида и в наличии.

Дом 35 по улице Елисеева 1957 года постройки. Даже если бы у двери не стоял веник, было бы понятно, что за порядком здесь присматривают. Прохожу коридор насквозь и выхожу на задний двор.

Воздержусь говорить о том, что на земле что-то валяется — это будет мое субъективное мнение: вполне возможно, хозяева специально положили холодильник, новогоднюю елку, отслужившее кресло, так задумано…

Последние в списке — два бывших общежития в микрорайоне Льночесальной фабрики. Как там дома выглядят внешне — знаю. Что увижу внутри — могу предположить. К сожалению, предположения оправдываются. Здание из белого кирпича по улице Чернышевского, 1а 1972 года постройки. У снятой с петель подъездной двери горит свет. Сама она стоит рядом. Есть свет и внутри. Потолок и верхняя часть стен побелены, все, что ниже, похоже, ждет оштукатуривания и покраски. На почтовых ящиках большими буквами написано «ЖКХ», помельче «плотить будем?», а еще «не любви, не тоски, не жалости» (символичная фраза, глядя на нее, на ум пришла еще одна «не верь, не бойся, не проси»…). Батареи в коридоре холодные.

В дом по Чернышевского, 3 (1958 год постройки) тоже можно зайти и с центрального, и с запасных (по внешнему виду — крайне опасных) входов. Я воспользовалась основным. Каждого входящего встречают письмена: «добро пожаловать в ад», «вход опасно для жизни», под ними ровной стопочкой лежат счет-квитанции за услуги ЖКХ. Только увидеть, в каком состоянии жилищно-коммунальное хозяйство дома, страшно, не говоря уже о том, как с таким и в таком жить. Возможно, единственный, кому здесь живется комфортно — бездомный кот, что спит на теплой батарее, а в углу у него есть запас корма.

На этом список домов (предоставленный комитетом по управлению имуществом), находящихся в муниципальной собственности и имеющих или имевших статус общежития, закончился. И, если честно, выдохнула я с облегчением.

Бывшие общежития — это значит, и метры, и проблемы в каждом из них общие, а людям приходится приспосабливаться к тем, что есть, условиям жизни. А вот то, как каждый жилец относится к месту, где живет — дело его совести.

Ольга ЖДАНОВА