Архивы Рубрики: Правопорядок

НЕВМЕНЯЕМОСТЬ

Сергей и Надежда воспитывали единственного сына в дружеской и доверительной атмосфере. Все возникающие, особенно в подростковом возрасте, разногласия разрешались беседами. Мать с отцом усаживались напротив отпрыска, с укоризной на него смотрели, и Павлу уже хотелось провалиться под землю за доставленные неприятности. Нудных нотаций не читали, и уж тем более, никто из родителей не поднимал на него руку. Да и серьезных неприятностей и переживаний он не доставлял. Хотя однажды, когда упал с велосипеда и получил сотрясение мозга, поволноваться ой как заставил. С тех пор периодически побаливала голова. Занятия в школе парень посещал исправно, учителям не грубил, одноклассники его уважали. А что учился на тройки, так это не страшно, «самая народная отметка», говорил, бывало, отец, отслеживая успеваемость. С детства парень мечтал об одной из самых благородных профессий. Мечта начала реализовываться, когда поступил в медицинское училище. Потом была служба в армии. И снова учеба, уже в Тверском медицинском университете. Получив диплом врача-стоматолога, Павел уехал работать в Подмосковье, а спустя несколько лет, перебрался в столицу. Там и женился на москвичке. Но что-то в семейной жизни не заладилось, и очень скоро семья распалась. От досады и одиночества Павел частенько прикладывался к стакану. Но в запой никогда не уходил, да и пил некрепкие напитки. Вне зависимости от количества горячительного, с годами участились головные боли. Голова становилась, будто не своя, сознание — как в тумане, накатывали тошнота и раздражительность, тряслись руки, давило в груди, в сумасшедшем ритме колотилось сердце. А однажды с приятелем так крепко выпили, что Павел перестал узнавать своего товарища. Пристал к Михаилу с нецензурной бранью и вопросом «ты кто такой, что здесь делаешь?». Тот оказался человеком спокойным, на рожон лезть не стал, просто ушел. А наутро, когда позвонил спросить, как у Павла самочувствие, тот и не помнил, как вел себя, извинялся потом долго, и от совместных посиделок со спиртным отказывался.

НА ИЗЛОМЕ СУДЬБЫ

Житейская ДРАМА

 

Жил в нашем городе человек. Назовём его условно гражданином Ивановым. Был женат. Трудился на производстве. Всё было у него, как у людей. Но — в одночасье лишился всего. Завод, на котором работал, встал, Иванова сократили. Тогда это многих коснулось. А что такое лишиться стабильного заработка, когда до пенсии ещё далеко? Это значит — стать иждивенцем на шее жены.

ПОСЛЕ СУДЕБНОГО ЗАСЕДАНИЯ

по материалам пресс-службы
ржевского городского суда

Чтобы информировать читателей о том, что происходило в нашем городе, расскажем о некоторых рассмотренных Ржевским городским судом уголовных делах, приговоры по которым вступили в законную силу. Имена и фамилии фигурантов изменены.

В женской камере

из записной книжки

В свое время автору этих строк по служебным делам доводилось неоднократно бывать в следственном изоляторе N№ 3, что расположен на Зубцовскому шоссе и в просторечии именуется ржевской тюрьмой. Приходилось посещать и женские камеры, где находились состоящие под следствием дамы, в отношении которых была принята мера пресечения «заключение под стражу», и те, кто после постановления приговора суда о реальном сроке наказания ожидали этап в места лишения свободы.

БЛИЗКИЕ ЛЮДИ

«Встать, суд идет!» Эту фразу в свой адрес Дмитрий слышал не в первый раз.

От безделья и педагогической запущенности, а как следствие — отсутствия должного образования, пошел по наклонной. Первый условный срок получил за кражу, и вот снова предстал перед судом. Обвинение серьезное — совершение преступления, предусмотренного частью 4 статьи 111 уголовного кодекса РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, совершенное в отношении лица, заведомо для него находящегося в беспомощном состоянии, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего). Разве мог он совершить такое, да еще и по отношению к близкому человеку? Ведь это он остался со стариком один, единственный, кто помогал ему передвигаться по дому, ходил за продуктами, готовил и убирал? А почему, как только заключили под стражу, дал признательные показания: так это сокамерники посоветовали, скажи, мол, «да, побил деда, было дело, не сдержался. Вину признаю, раскаиваюсь», — и срок дадут меньше. Поэтому так быстро и написал заявление с просьбой о вызове для дачи явки с повинной. Все писал собственной рукой, верно. Но факты, изложенные в ней, не соответствуют действительности, и признаваться на самом деле не в чем. Вину свою не признаю.