Архивы Рубрики: Наши публикации

Детство

СИТЬ
Продолжение.
Начало в N№ 12, 14
Сить изгибалась своим течением, опоясывала поле, уходя все дальше и дальше, встречая по дороге деревеньки и хутора. Леша остановился на крутом берегу, под которым темнел небольшой тихий омут. Течение здесь было слабым, и на глубине наверняка водилась рыба. Ходила легенда, что когда-то очень давно здесь утонула старшая сестра Леньки Минина, взрослого уже парня. И с той поры люди робели вблизи этого места. Желькин крестный был не робкого десятка и уже уверенно ломал ствол небольшого деревца, чтобы сделать девчонке удочку. У него-то уже было длинное удилище с собой, которое валялось еще с прошлого лета на чердаке.
— Кока, наверное, очень удивится, если мы наловим много рыбы и засушим ее на чердаке, а потом будем есть все вместе, — сказал весело Леша.

Детство

(Трилогия)

ОНО

Продолжение.

Начало в N№ 11

В поселке проживала семья бабушкиного брата в двух отдельных домах. Дядя Сережа — старший брат бабушки, с женой тетей Клавой, и их сын Алексей с женой и сыном.

Утром мать собиралась на работу, накрасилась, покормила дочь глазуньей и строго-настрого запретила уходить далеко от дома.

Не найдя у мамы в комнате детских книжек, Желька решила поговорить вечером о том, чтобы ее записали в детскую поселковую библиотеку. И отправилась гулять возле дома. Обойдя деревянный двухэтажный дом со всех сторон, она так никого и не встретила. Поколебавшись немного, Желька отправилась в большой парк за домом. В траве, среди берез, девочка увидела большущий оранжевый подосиновик и осторожно выкрутила его из земли. «Мама сварит суп», — подумала она. Желька понеслась с добычей домой, нюхая гриб по дороге и легонько прикасаясь губами к яркой шляпке.

ОНО (Рассказ)

То, что гнетет с детства,

и надо выкладывать

на бумагу,

Чтобы мысли обретали

слова и место

в этом бренном мире или,

хотя бы в блокноте

 

Оно стояло в липкой пыли, одетое в короткие серые штанишки и светлую маечку, босиком, пропуская пыль между пальцев ног, шмыгая носом и почесывая пальцем мокрые волосы под черной косичкой.

«Почему ОНО?» — спросите вы.

Было в этой голенастой загорелой девчонке много мальчишеского, повадки Маугли, ловкость, смелость, стремительность, нелюбовь к девчачьим играм в куклы, в дочки-матери.

Все дороги ведут в Рим (Рассказ)

До приземления в Неаполе оставалось около двух часов. Самолёт гудел ровно и гулко, пассажиры, укрытые пледами, подрёмывали в кожаных креслах.

Наталья скользила взглядом по облакам, проплывающим под самолётом, пытаясь разглядеть землю. Раскрытая книга лежала у неё на коленях, листы загнулись и смялись, но Наталья этого не замечала. Мыслями она была уже в Каподичино, в зале прилётов, выискивая среди встречающих трогательную мужскую фигуру с букетом цветов. Антонио, Тони, Антоша… При мысли о нём сердце забилось быстрее. Антонио был подарком судьбы, которого, достигнув тридцати лет, она уже, признаться, не ждала. 

Мы сделали всё, что смогли…

Панджшер, 17 мая, 1982 год

Моя жизнь складывалась как у многих сверстников. У каждого была своя большая мечта, к которой мы стремились. С самого раннего детства я мечтал быть лётчиком. Мой дядя, Василий Фёдорович Булкин, был лётчиком, летал вместе с В. Коккинаки, В. Степанчонком, В. Сталиным. Вместе с другими готовил перелёт В. Чкалова в Америку. Он частенько вспоминал то время! С огромным вниманием я слушал его рассказы о подготовке того перелёта… «Когда стало понятно, что самолёт с таким большим запасом топлива с обычной полосы не взлетит, весь личный состав подмосковного аэродрома «Чкаловский», вооружившись лопатами и тачками, сооружал большой трамплин для взлёта перегруженного самолёта. Потом затаскивали наверх самолёт, загружали его уже наверху и провожали в полёт».