Жестокое обращение с соседями

У Марии — своя квартира в центре Ржева, где она живет с мужем и ребенком. Добротный ремонт, хорошая мебель. И неразрешимая проблема, которая в прямом, а не в переносном смысле отравляет жизнь не только всей этой семье, но и соседним. За стеной — квартира пожилой соседки, которая по документам вроде бы проживает одна. А фактически — вместе с ней в этой «однушке» живет еще неизвестно сколько четвероногих. Сколько и кого именно — давно никто не знает, потому что никого из людей на порог эта соседка не пускает. Ответом на каждый шум в подъезде становится дружный лай десятка собачьих глоток, который тоже, разумеется, слышат все рядом живущие. Но если со звуком еще как-то можно смириться, то с запахом, идущим из этой «однушки», — нельзя.

В редакцию Мария пришла как в очередную инстанцию с просьбой сделать хоть что-то. Как раз на следующий день у нас был назначен совместный выезд в город с начальником отдела благоустройства, и я пообещала молодой женщине, что загляну и к ней вместе с Николаем Колобовым. Как выяснилось, в отделе уже имеются и давние, и недавние обращения по поводу этой квартиры. И составленные по ним протоколы — тоже. По последнему из них был назначен штраф и предписание: зарегистрировать и вакцинировать собак. Колобов согласился еще раз навестить «любительницу животных» и посмотреть, изменилось ли что-то с прошлого визита.

Подъезд пятиэтажки, куда мы входим, чистый и ухоженный. На подоконниках — цветы. Сильного запаха внизу не ощущается, он появляется по мере приближения к злополучной квартире. Но если на лестничной клетке он еще терпимый, то о квартире Марии такого сказать нельзя… Бетонные стены не спасают, они, кажется, и сами пропитаны насквозь. Я в эти дни лечилась от простуды и уже несколько дней пользовалась каплями от насморка, которые отбивают обоняние настолько, что запахи не ощущаются вовсе. По крайней мере, я так думала. Зайдя к Марии, секунд через двадцать разговора с ней я поняла, что у меня начинает жечь глаза. Через сорок секунд запах аммиака все же пробил мое обоняние. Захотелось кашлять. Пишу это, чтобы читателям стало понятно, в каком аду живет эта семья.

— У меня уже астма, — пояснила Мария. — Ребенок постоянно болеет. Вот комната.

Я прошла через прихожую в детскую. Светлые обои, мягкая мебель. И нестерпимый запах аммиака!

— Окна открыты постоянно, и летом, и зимой, — продолжает хозяйка квартиры. — Но это не помогает. У нас пахнет одежда, я на работе боюсь, что коллеги вот-вот начнут делать замечания. И просто не знаю, как быть дальше… Мы разговаривали с соседкой неоднократно, но для нее люди — пустое место. Ругаться с ней бесполезно, да и не хочется. И ее жалко, и собак ее жалко. А нас кто пожалеет?..

Мария говорит очень спокойно, даже обреченно. А на лестничной площадке в это время составляют очередной протокол.

— Выселять ее надо! И заставить делать всем соседям ремонт! — сосед снизу, старший по подъезду, настроен гораздо радикальнее. И в своей категоричности по отношению к «сердобольной любительнице собачек» он тоже не одинок. У других соседей снизу уже начали чернеть граничащие с «однушкой» углы, а ситуация уже давно перестала быть безобидной…

Причина ухудшения состояния квартиры и дома и усиления запахов выясняется достаточно быстро: несколько месяцев назад пожилую женщину обязали сократить количество домашних питомцев. Четверых она даже отдала в приют в соседний район. Но на их месте тут же появились другие, видимо, из жалости подобранные с улицы. Вот только гулять хозяйка их не выводит — очевидно, чтобы не показывать, сколько именно у нее собак, и создать видимость выполнения предписания. Что творится в квартире, где на двадцати с небольшим квадратных метрах сосуществуют и выполняют свои физиологические потребности как минимум десяток животных, которые вряд ли здоровы от такой жизни, — догадаться можно. Но представить полную картину происходящего обычному человеку, который с подобным никогда не сталкивался, сложно. А если добавить, что прокорм собакам добывается в мусорном контейнере, — а это так, ведь на пенсию себя и живность пожилая женщина не прокормит, — становится понятным весь ужас, который она создала себе (по своей же доброй воле) и своим соседям, ставшими заложниками ситуации. Вряд ли позавидуешь и собакам, заточенным на узкой площади, в зловонии и тесноте… Скажу честно, я несколько дней после визита в квартиру Марии находилась в состоянии шока.

— Мне надо помочь, а не наказывать! — убеждена пожилая женщина-собачница. Она на лестничной площадке беседует с сотрудниками отдела благоустройства администрации города. В квартиру, как сказано выше, она никого не пускает, даже полицию. Неприкосновенность жилища — право законное. Вот только у остальных жителей дома права давно нарушаются.

— Откройте в городе приют, я собак туда отдам! Почему не открываете? — из обороны переходит в наступление женщина.

— Вы уже отдали в приют четверых… Откуда новых взяли? Даже если мы и этих у вас заберем, через месяц на их месте еще животные появятся! О соседях своих подумайте! — отвечают работники отдела.

О соседях она думает — плохо думает: они, мол, все сплошь злые люди. Хотя если бы на самом деле было бы так — уж точно не жила бы эта «любительница животных» так спокойно. Плохие люди нашли бы соответственно и плохие методы решения зловонной проблемы. А эти — пытаются говорить, изредка жалуются, а по большей части — молча страдают… Пишут коллективные письма в разные инстанции лишь тогда, когда терпеть больше не остается сил. И длится это, страшно сказать, десятилетия! Уже одно это доказывает лояльное отношение соседей. Иные из них — в основном те, кто в возрасте, с этой женщиной общаются вполне себе миролюбиво. Старшее поколение еще помнит, наверное, эту даму по фамилии Б., которая успешно трудилась на хорошем предприятии, за что и получила эту квартиру, и тогда никто не мог предположить, какой она с возрастом станет…

«… В своей квартире гр-ка Б. содержит безвыгульно более десяти собак. В подъезде и соседних квартирах — зловоние от испражнений, экскрементов и пищевых отходов, которые Б. приносит из мусорных контейнеров. Трупы животных она длительное время хранит на своем балконе…» «Вой собак постоянно слышен в любое время суток. Б. не осуществляет регистрацию и вакцинацию животных, тем самым создавая опасность распрост-ранения особо опасных для человека и животных заболеваний. На замечания реагирует неадекватно, порой агрессивно… Ситуация усугубляется. Б. уверовала в свою безнаказанность» — это строки коллективных обращений в администрацию, Роспотребнадзор, прокуратуру. Иные из них написаны более десяти лет назад. Последний вывод о безнаказанности соседи сделали закономерно, ведь они борются за свои права уже столько лет! Нет, в квартиру неоднократно приходили инспекции, ее хозяйку вызывали в полицию, заводили административные дела… Это все если и имело эффект, то кратковременный — соседи его ощутить даже не успевали. Сегодня, по словам Марии, Роспотребнадзор ссылается на невозможность провести пробы воздуха — и знаете на каком основании? Нет лаборатории! Хотя, думается, для федеральной структуры, в названии которой есть слова «гигиена и эпидемиология», должна быть возможность проведения любых анализов в региональных или столичных лабораториях. Иначе зачем вообще такая структура нужна, если она не может помочь человеку?

Очередной протокол составлен. В конце апреля он будет рассмотрен на заседании административной комиссии. Очередной штраф и предписание вряд ли изменят ситуацию, и даже если соседка вдруг избавится разом от всех питомцев, пропитавшиеся нечистотами стены не перестанут источать запах.

* * *

Подобные проблемные квартиры в многоэтажках — не редкость. На «кирпичном» в одном из домов живет любительница мусора и кошечек. От сырости и гнили полы начинают проваливаться — хорошо, первый этаж. Но за стеной и выше — обычные, ни в чем не виноватые люди не знают, как быть с таким соседством…

А что закон? А закон в России не регламентирует, сколько именно животных можно содержать в квартире. На Украине, например, такая норма принята: не больше трех. У нас законодатели больше обеспокоены комфортом для животных, нежели комфортом для людей. Единственный рассмотренный Госдумой за последнее время закон касался собак бойцовых пород.

Есть измененный достаточно недавно закон «Об ответственном обращении с животными», статья 13 которого гласит, что количество домашних животных определяется возможностью обеспечить владельцем условия содержания животных, отвечающие ветеринарным нормам и правилам, а также с учетом соблюдения санитарно-эпидемиологических правил и нормативов. Расплывчатые формулировки, но через суд действовать вполне можно. Во втором чтении принят закон «Об ответственном обращении с животными. Обязанности владельца указаны в гл. 3 ст. 9 ч. 1 и 2. Здесь сказано, что человек обязан: соблюдать установленные зоотехнические, зоогигиенические, ветеринарно-санитарные и санитарно-эпидемиологические нормы и правила; обеспечивать условия, необходимые с точки зрения биологических и индивидуальных особенностей; регистрировать питомца и обеспечивать профессиональной ветеринарной помощью; исключать возможность появления на свет нежелательного потомства; по требованию государственных служащих, занятых в сфере защиты животных, приводить своего подопечного на регулярные осмотры, диагностические исследования, вакцинации и другие профилактические мероприятия; утилизировать тело умершей собаки. Согласно документу, собака может проживать лишь в том месте, где: она не представляет угрозы для окружающих граждан; имеется достаточно свободного пространства, света, воздуха; в норме находится температурно-влажност-ный режим; есть возможность контакта с другими животными; наличествуют условия, не допускающие свободного выхода животного за границы зоны содержания и одновременно оберегающие его от негативных внешних воздействий. Есть, кроме этого, закон о жестоком обращении с животными…

Существуют и другие законодательные возможности повлиять на подобных собственников жилья. Статья 293 Гражданского кодекса РФ прямо касается прекращения права собственности на жилое помещение. «Если собственник жилого помещения использует его не по назначению, систематически нарушает права и интересы соседей либо бесхозяйственно обращается с жильем, допуская его разрушение, орган местного самоуправления может предупредить собственника,… назначить собственнику соразмерный срок для ремонта помещения. Если собственник продолжает нарушать права и интересы соседей или использовать жилое помещение не по назначению либо без уважительных причин не произведет необходимый ремонт, суд по иску органа местного самоуправления может принять решение о продаже с публичных торгов такого жилого помещения с выплатой собственнику вырученных от продажи средств за вычетом расходов на исполнение судебного решения».

…Мы намеренно не указываем ни адресов, ни имен. Они есть в редакции. Участники этой истории себя узнают. Как узнают ситуацию и другие собратья по несчастью, ведь подобных зловонных квартир в городе немало. А если проблема общая — значит, возможно прийти и к общему решению.

Светлана АРТЕМЬЕВА

Фото из сети Интернет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *