Архивы Рубрики: История

В ИМЕНИИ ВУЛЬФОВ

Окончание. Начало в № 41

Далее мы поднимаемся по крутой старинной лестнице на второй этаж и попадаем в парадные комнаты. Здесь большие светлые окна, высокие потолки. Гости, придя в первый зал, могли привести себя в порядок — напротив окон в былые времена висели большие зеркала. В кабинете хозяина дома — массивный старинный шкаф с книгами в кожаных переплетах. Здесь есть труд Карамзина «История государства Российского» и «Римская история», «Право при Екатерине II» и «Арифметика»; на столе-конторке — документы, рассказывающие о бунте крестьян в Бернове, а рядом — платяной шкаф для одежды. Далее — комнаты для прислуги, или девичья (ранее были на I этаже), где обычная крестьянская мебель: деревянный стол, хранящий немало тайн, широкая скамейка, на которой спали, маленькие короба для рукоделия с нитками и большой — для девичьего приданого, прялки с льняной куделью.

С интересом разглядываем синий сарафан девушки Тверской губернии с вышивкой и пуговицами. По количеству пуговиц можно было определить, насколько семья богата, ведь стоили они недешево.

А сколько разной посуды: деревянной, глиняной, чугунки, солонка, сплетенная из корней сосны, ковш-конюх с тремя конскими головами, кружка для хранения творога, горшок для взбивания масла, подойник с носиком — умывальник, лапти, амбарный замок из поместья Вульфов, полотенца с вышивкой… Каждый предмет со своей историей.

Пушкин любил заглядывать в девичью, шутил, долго разговаривал с девушками, а они называли его дьяволом с когтями. О ногтях Пушкина ходили легенды. Говорят, что на мизинчике правой руки он носил чехольчик, когда работал или играл в карты, чтобы ноготь не сломать.

Быть можно дельным человеком

И думать о красе ногтей… — напишет поэт в «Евгении Онегине».

В гостиной встречали гостей: за ломберным столом гадали, играли в карты, на зеленом сукне которого мелом писали: выигрыш или проигрыш. А вот диван с жесткой спинкой, дамы и мужчины с прямыми спинами сидели на самом краешке. Рядом стоит клавикорд, большой по размеру, но очень тихий по звучанию, на котором играли дочь хозяев или гости.

В кабинете хозяйки дома миниатюрная мебель изящной формы, столик для рукоделия. Здесь вечерами читали романы на французском или открывали шкатулку для писем, вновь и вновь перечитывая их содержание. Есть тут шкатулка для переноса книг, которая закрывалась на ключик; и прибор для затачивания перьев — перочинка. Долго гости в кабинете хозяйки не задерживались, а спешили в гостиную, чтобы продолжить разговоры, в том числе и о литературе. Важные гости оставались ночевать в этой комнате с балконом, где прекрасный вид на парк. Ее называют пушкинской. Здесь мебель вся из этого дома, и люстра подлинная, пушкинского времени. В столовой различная посуда: фарфор с позолотой, хрусталь, столовое серебро с инициалами А.В., модный в то время стол-сороконожка, за которым умещались двадцать человек. И, конечно же:

Царей портреты на стенах,

И печи в пестрых изразцах.

И вот мы в лучшем зале дома, где звучала музыка, проходили балы с середины октября и всю зиму, за исключением постов. В специальной витрине — фигурки танцующих людей в одежде, соответствующей эпохе. Полонез, вальс, мазурка — Пушкин довольно подробно описывает все эти танцы в «Евгении Онегине», а о мазурке пишет так:

Мазурка раздалась. Бывало,

Когда гремел мазурки гром,

В огромной зале всё дрожало,

Паркет трещал под каблуком…

Около ста дней своей жизни прожил великий поэт в Старицком уезде и создал гениальные двадцать произведений, среди которых посвящение к поэме «Полтава», седьмая глава романа «Евгений Онегин», стихотворение «Анчар», «Поэт и толпа», «Цветок», «В прохладе сладостной фонтанов».

А еще здесь, в имении деда, воспитывалась Анна Петровна Керн, тогда еще Анечка Полторацкая. Ей посвящены строки Пушкина: «Я помню чудное мгновенье…»

В завершении экскурсии — прогулка по парку, окаймленному по периметру изгородью из желтой акации, где каждая тропинка, холмы «Парнас» и «Зверинец», двухсотлетние липы помнят Пушкина, где особенный воздух, и даже в ненастную погоду со всех сторон неописуемая красота. Неповторимое очарование этого места отражено в картине И. Левитана «У омута», которую русский художник написал именно здесь, в Бернове. Парк спускается к прихотливо извивающейся речке Тьме, на берегу которой еще в ХVII веке построили церковь Успения Пресвятой Богородицы. На церковном погосте — родовое кладбище Вульфов.

Что интересно, в соседнем имении Соколово (документ датирован 1843 г.) в былые времена в двух каменных оранжереях выращивали не только розы и диковинные цветы, но и персики, виноград и ананасы, которые на зиму солили в кадках, как огурцы. Вполне возможно, что и в Бернове Пушкину на десерт предлагали заморские кушанья.

Остается добавить, что сотрудники музея проводят не только увлекательные экскурсии, но и интерактивные программы для всех возрастов, где посетителей ожидают театрализованное действо, интеллектуальные и подвижные игры и, конечно же, бальные танцы. А в первое воскресенье июня в Берново приезжают сотни людей, чтобы отдать дань уважения и признательности великому русскому поэту.

Елена Сооляттэ

Фото автора и Анны ГУКОВОЙ

В ИМЕНИИ ВУЛЬФОВ

Совсем недавно учащиеся 4 «Б» класса Пушкинской школы вместе со своими родителями и клас-сным руководителем Юлией Владимировной Цветковой побывали в удивительном месте, которое по праву считается жемчужиной знаменитого туристического маршрута «Пушкинское кольцо Верхневолжья» — музее А.С. Пушкина в Бернове.