Архивы Метки: Валерий СТОЯНОВ

БИТВА ЗА МОСКВУ

5 декабря — День воинской славы России. День начала контрнаступления советских войск в битве под Москвой (1941 год)

История России богата знаменательными событиями. Во все века героизм, мужество воинов России, мощь и слава русского оружия были неотъемлемой частью величия Российского государства. Помимо военных побед, существуют события, достойные быть увековеченными в народной памяти. 13 марта 1995 года был принят Федеральный закон № 32-ФЗ «О днях воинской славы и памятных датах России». В этом законе определено 17 дат, которые охватывают период более семисот лет, с 1242-го по 1945 год (от «Ледового побоища» до Дня Победы 9 мая 1945 года). Закон устанавливает дни славы русского оружия — дни воинской славы России в ознаменование славных побед российских войск, которые сыграли решающую роль в истории России, и памятные даты в истории Отечества, связанные с важнейшими историческими событиями в жизни государства и общества (далее — памятные даты России), их — 16.

ЛЮБОЙ ЦЕНОЙ!

Окончание. Начало в № 39

Там погибли 22 командира

Катуков в мемуарах, вышедших в 1974 году, Жукова не критиковал, лишь ограничился фразой: «Теперь, когда известны все подробности прорыва Зееловских высот, становится очевидным, что командование фронта допустило ряд существенных просчётов».

Его слова косвенно подтверждает генерал-лейтенант танковых войск Николай Попель, излагая беседу в штабе танкового корпуса Героя Советского Союза гвардии полковника Амазаспа Бабаджаняна:

— Бьют в упор! — закончил доклад Бабаджанян. — Взять в лоб Зеелов очень трудно, можем положить весь корпус, и всё равно это будет без толку.

— Ваше решение?

Тогда Бабаджанян провёл красным карандашом небольшую стрелку по линии железной дороги, рассекавшей Зееловские высоты на правом фланге, километрах в пяти севернее города Зеелова. Гетман (генерал Андрей Гетман, заместитель Катукова) на лету понял эту идею обхода, одобрительно прошептал:

— Верно! Напролом лезть нечего, надо умненько…

— Главными силами отвлеку внимание, — в чёрных глазах Бабаджаняна заиграла привычная хитринка, — а по насыпи железки пущу Гусаковского. Здесь крутизны нет, проём для дороги вырыт.

Создаётся впечатление, что, планируя операцию, командование не увидело на картах железную дорогу.

За отличные боевые действия 11-го гвардейского танкового корпуса в Берлинской операции его командир Герой Советского Союза гвардии полковник А. Бабаджанян был представлен командующим 1-й гвардейской танковой армии М. Катуковым к званию дважды Героя Советского Союза. Но умелого и отважного танкиста наградили орденом Суворова первой степени.

44-я гвардейская танковая бригада дважды Героя Советского Союза гвардии полковника Иосифа Гусаковского пошла в прорыв по «железке», а остальные танкисты продолжали лобовой штурм Зееловских высот. Но склоны крутые — 30-40 градусов, и танки шли зигзагами, открывая слабую боковую броню. Жуков приказал командирам танковых батальонов быть в боевых порядках. Спустя шестьдесят лет вдова Катукова, Екатерина Сергеевна, старшина медицинской службы, которая вместе с мужем прошла от Москвы до Берлина, рассказывала: «Там погибли 22 командира танковых батальонов и 5 командиров танковых бригад».

В России точная цифра потерь за четыре дня боёв за Зееловские высоты официально так и не названа. Однако директор мемориального центра «Битва на Зееловских высотах» Герд-Ульрих Херманн в 2005 году в интервью «РИА Новости» говорил: «При штурме Зееловских высот погибли 33 тысячи советских и 5 тысяч польских солдат, 12 тысяч военнослужащих вермахта».

38 тысяч павших за четыре дня боёв у городка, в котором сегодня живёт 5 тысяч человек, — это половина(!) всех погибших солдат и офицеров трёх фронтов (1-го и 2-го Белорусских и 1-го Украинского), которые двадцать три дня вели сражения на территории протяжённостью более пятисот километров между Одером и Эльбой. 274184 ранены и 78291 убиты. Получается, 38 тысяч из них — только за четыре дня под Зееловом.

Потери в сражении были обусловлены и небывалой плотностью наступавших — 1282 человека на километр фронта. То есть, фактически каждый выстрел гитлеровцев попадал в цель. О мощи огня, истреблявшего всё живое, говорят такие факты: только с 1991 по 2003 год в районе Зееловских высот найдено и обезврежено 9 тысяч тонн боеприпасов. По сути, всё пространство перед высотами — кладбище, протянувшееся на многие километры по долине Одера. Ежегодно здесь обнаруживают останки 150-200 погибших.

Успех 1-го Украинского фронта

Почему Зеелов не обошли двумя гвардейскими танковыми армиями, как предписывалось планом Ставки ВГК? Окружить бы городок, обстреливать из орудий, бомбить авиацией (где на один гитлеровский самолёт приходилось два с половиной наших, а путь немецкой авиации преграждали три корпуса ПВО). Немного времени — и все укрепления и боевую технику вермахта можно было сравнять с землёй! Но такой ход развития событий Жукова не устраивал. Он изменил план и ударил танками по Зееловским высотам в лоб. Потому что через Зеелов — прямая и главная дорога на Берлин, 70 километров. Обходить и бомбить — терять время. Жуков торопился: Конев его опережал.

16 апреля 1945 года за первые часы Берлинской наступательной операции инженерные войска 1-го Украинского фронта на главном направлении удара оборудовали 133 переправы через реку Нейсе, и войска начали её форсировать. К исходу дня войска Конева прорвали главную полосу обороны на фронте шириной 26 километров и продвинулись на глубину до 13 километров. К утру 17 апреля через Нейсе в полном составе переправились 3-я гвардейская танковая армия, участвовавшая в 1942 году в Ржевско-Сычёвской операции (командующий армией — дважды Герой Советского Союза гвардии генерал-полковник танковых войск Павел Рыбалко) и 4-я гвардейская танковая армия (командующий — дважды Герой Советского Союза гвардии генерал-полковник танковых войск Дмитрий Лелюшенко).

18 ноября 1941 года генерал-майор Лелюшенко был назначен командующим 30-й армией Западного фронта. На протяжении всего 1942 года во главе армии Лелюшенко участвовал в Ржевской битве. В январе-апреле 1942 года армия вела тяжелые наступательные бои в первой Ржевско-Вяземской наступательной операции. В ходе Ржевско-Сычёвской наступательной операции в июле-октябре 1942 года армия под командованием Лелюшенко с большим трудом «прогрызала» немецкую оборону, медленно продвигаясь к Ржеву. Хотя ей удалось прорвать первый рубеж обороны, но в дальнейших боях войска понесли серьёзные потери и не смогли выполнить поставленной боевой задачи. Ржев не был взят, хотя части армии вышли к его окраине и в ходе яростного штурма несколько раз врывались в город, но каждый раз были отброшены противником. В ноябре 1942 года Д. Лелюшенко был назначен командующим войсками 1-й гвардейской армии Юго-Западного фронта.

Советские войска, преодолевая упорное сопротивление врага, продолжали расширять и углублять брешь в немецкой обороне. К середине дня 17 апреля в полосе 1-го Украинского фронта сложилась следующая обстановка: по узкому коридору, пробитому войсками 13-й, 3-й и 5-й гвардейских армий, на запад шли танковые армии Рыбалко и Лелюшенко. К концу дня они подошли к Шпрее и начали её форсирование. Учитывая медленное продвижение войск 1-го Белорусского фронта, а также успех, достигнутый в полосе 1-го Украинского, в ночь на 18 апреля 1945 года Ставка решила повернуть 3-ю и 4-ю гвардейские танковые армии 1-го Украинского фронта на Берлин.

Выполняя распоряжение командующего, 18 и 19 апреля танковые армии 1-го Украинского фронта неудержимо шли к Берлину. Темп их наступления достигал 35-50 км в день. В то же время общевойсковые армии готовились к ликвидации крупных группировок противника в районе Котбуса и Шпремберга.

К исходу дня 20 апреля главная ударная группировка 1-го Украинского фронта глубоко вклинилась в расположение противника и полностью отсекла немецкую группу армий «Висла» от группы армий «Центр». Почувствовав угрозу, немецкое командование предприняло ряд мер по укреплению подступов к Берлину.

Жуков торопится

Конев мог войти в Берлин первым! А он, Жуков, застрял под Зееловом! Таким образом, огромные потери Красной Армии при штурме Зееловских высот во многом объясняются амбициями и личными качествами командующего 1-м Белорусским фронтом. В 1973 году на юбилее освобождения Киева журналисты спросили одного из ветеранов: «Иван Николаевич! Да на эти днепровские кручи и просто так не взобраться! А как же вы — с пушкой, да ещё под огнём немцев?!». На что ветеран ответил: «Немец впереди — он, может, и промахнётся, есть шанс. А сзади — Жуков».

Писатель Виктор Астафьев, прошедший Великую Отечественную войну рядовым, в 1987 году писал своему товарищу, фронтовику Вячеславу Кондратьеву: «Тот, кто «до Жукова доберётся», и будет истинным русским писателем… Он и товарищ Сталин сожгли в огне войны русский народ и Россию. Вот с этого тяжёлого обвинения надо начинать разговор о войне, тогда и будет правда, но нам до неё не дожить». Астафьев протестовал, когда из Жукова делали икону, миф о Маршале Победы.

Как заместитель Верховного Главнокомандующего Жуков имел практически неограниченные ресурсы и власть. Но когда ему поручали непосредственно руководить войсками, побед не было, как, например, на Ржевско-Вяземском и Ржевско-Сычёвском направлениях, где в четырёх наступательных операциях армии за 183 дня боёв потеряли 1324823 солдата и офицера убитыми и ранеными. Или же успехи достигались ценой огромных жертв — как на Зееловских высотах, когда он руководил штурмом с командного пункта 8-й гвардейской армии Чуйкова. А все успешные крупномасштабные операции разрабатывались в Генеральном штабе Красной Армии.

P.S. После июльской публикации статьи «Скрытая правда войны» я неожиданно получил такую «рецензию» от соседа по даче, офицера в отставке:

— Это грязь. Воспитывать надо на положительном!

Ошеломлённый услышанным, я лишь переспросил сурового рецензента:

— 158 тысяч рядовых, сержантов, офицеров, генералов, расстрелянных по приговорам военных трибуналов (15 полнокровных дивизий!) — это грязь?!

— Да, грязь, — последовал ответ…

8 июля 2019 года Президент Владимир Путин подписал Указ о проведении в России Года памяти и славы в следующем году.

Я назвал бы 2020 год в России Годом честной памяти и славы. Памяти о кровавом колесе войны, о выборе между жизнью и честью, о тихом, неприметном героизме «маленьких людей». О важном, дорого доставшемся фронтовикам знании…

Подготовил Валерий Стоянов

ЛЮБОЙ ЦЕНОЙ!

Страшные потери понесла Красная Армия в ходе Берлинской операции. Отдельная трагическая страница — бои у Зееловских высот.

ДЕЛО ЛЁТЧИКОВ

Окончание. Начало в №35

Дело авиаторов

Новиков Александр Александрович (19.11.1900 — 03.12.1976). В Великую Отечественную войну командовал ВВС Северного и Ленинградского фронтов. Инициатор и основной руководитель воздушной операции ВВС РККА против Финляндии в июне 1941 года. В 1942-1943 годах — заместитель Народного комиссара обороны СССР по авиации. С мая 1943 по 1946 год — командующий ВВС Красной Армии. Александра Новикова называли «Летающее крыло Жукова». Как представитель Ставки Верховного Главного Командования координировал боевые действия авиации нескольких фронтов в битвах под Сталинградом и на Курской дуге, при штурме Кёнигсберга, в Берлинской операции.

В 1943 году Новикову первому в СССР было присвоено звание маршал авиации, в 1944 году, также первому в стране — главный маршал авиации, а в апреле 1945 года — звание Героя Советского Союза. В сентябре 1945 года «за успешное выполнение операции в боях против империалистической Японии» ему была вручена вторая Золотая Звезда Героя Советского Союза. 24 июня 1945 года должен был командовать отменённым из-за дождя воздушным Парадом во время Парада Победы.

Сталин никогда не доверял военным и считал, что их нужно держать в страхе и под жёстким контролем. Поводом к проверке главного маршала авиации А. Новикова и Военно-воздушных сил послужила встреча Иосифа Виссарионовича с сыном — гвардии полковником авиации Василием Сталиным. Тот пожаловался отцу на «плохие» отечественные самолёты и заявил о высоком качестве американских летательных аппаратов. В 1945 году А. Новиков не подписал приказ о присвоении гвардии полковнику авиации Василию Сталину воинского звания генерал-майор авиации. Самолюбие сына Сталина было задето, и он стал плести интриги, дожидаясь удобного случая для мести. Через несколько месяцев главный маршал авиации А. Новиков был снят с занимаемой должности без всяких объяснений и оснований. Затем его арестовали вместе с наркомом авиационной промышленности СССР (1940 — 1946) Героем Социалистического Труда (1941) генерал-полковником инженерно-авиационной службы Алексеем Ивановичем Шахуриным и несколькими генералами, занимавшими ключевые посты в ВВС. Так появилось «дело авиаторов». Все обвинения по нему были надуманными.

Открывшая «дело авиаторов» контрразведывательная организация «СМЕРШ» (сокращение от — «Смерть шпионам!») во главе с начальником Главного управления контрразведки наркомата обороны СССР генерал-полковником В.С. Абакумовым свою главную задачу видела в сборе компромата на трижды Героя Советского Союза маршала Советского Союза Г.К. Жукова. Он должен был предстать главой заговора с целью совершения в СССР военного переворота. При этом они не гнушались пытками, выбивая из людей показания.

Сразу после ареста А. Новикова отвезли на Лубянку. К слову, там он отсидел целых шесть лет. Сталин не отправил его в лагерь, так как понимал, что Александр Александрович может ему пригодиться.

На Лубянке каждый день проходили допросы. Они длились до пяти утра. Потом Новикову давали час на отдых, и всё продолжалось снова. Заснуть было невозможно, так как в маленькой камере всё время горела лампочка в 500 ватт. Да и на живот нельзя было переворачиваться. После нескольких дней такого допроса, когда дважды Герой Советского Союза Новиков был сломлен и измучен бессонницей, ему подсунули бумагу с печатным текстом. Обессилевший и находившийся в полубредовом состоянии Александр Александрович её подписал. Суть доноса была абсурдна — якобы, Жуков приписывал все заслуги и победы лично себе. Вполне понятно, что Сталин просто использовал Новикова для устранения Жукова.

11 мая 1946 года главный маршал авиации А. Новиков был приговорён к 5 годам заключения и отбыл год сверх срока.

После освобождения, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 июня 1953 года ему были возвращены воинское звание, звание дважды Героя Советского Союза и все государственные награды. С 29 июня 1953 года — командующий авиацией дальнего действия, заместитель Главнокомандующего ВВС.

12 июля 1951 года был арестован и обвинён в государственной измене и сионистском заговоре в Министерстве государственной безопасности СССР Виктор Семёнович Абакумов. Предан закрытому суду в Ленинграде, на котором виновным себя не признал. Александр Новиков на суде лично давал показания против Абакумова и следователей, сфабриковавших «дело авиаторов». 19 декабря 1954 года Абакумов был расстрелян в Левашовой пустоши под Ленинградом.

Произошедшее сильно подкосило Новикова, сказалось на здоровье, и прослужил он ещё менее двух лет. В марте 1955 года главный маршал авиации А.А. Новиков был освобождён от должности. Он тяжело заболел и перенёс инфаркт. В январе 1956 года маршала уволили в запас по болезни.

С августа 1956 года — начальник Высшего авиационного училища Гражданского флота. Профессор. До самого конца своей жизни он трудился над книгой «В небе Ленинграда (записки командующего авиацией)», в которой описывал подвиги ленинградских лётчиков.

Александр Александрович Новиков скончался 3 декабря 1976 года в Москве. Похоронен на Новодевичьем кладбище.

Имя им — легион

На основании подсчётов военного историка академика Академии военных наук Российской Федерации О.Ф. Сувенирова, количество репрессированных в 1937-1941 годах представителей высшего командного состава РККА насчитывает 497 человек.

Состояли на службе в РККА в 1936 году: маршалы Советского Союза — 5. Расстреляны двое: М.Н. Тухачевский и А.И. Егоров. Умер под стражей один — В.К. Блюхер.

Командармы 1-го и 2-го ранга — 15. Расстреляны — 15. Флагманы флота 1-го и 2-го ранга — 4. Расстреляны 4. Командиры корпусов — 69, репрессированы все. Из них: расстреляны — 58, умерли под стражей — 4, покончили жизнь самоубийством — 2, вернулись из тюрьмы живыми — 5. Флагманы 1-го ранга — 6, расстреляны — 5, вернулся из тюрьмы живым один. Командиры дивизий — 201. Из них: 122 комдива расстреляны, 9 умерли под стражей, 22 человека вернулись из тюрьмы живыми (репрессированы 76%). Командиры бригад — 474. Из их числа: 201 комбриг расстрелян, 15 офицеров умерли под стражей, один покончил жизнь самоубийством, 30 человек вернулись из тюрьмы живыми (репрессированы 52%).

С 22 июня 1941 года о цене Победы и жертвах народа не принято было задумываться и говорить. А сейчас — вспоминать. Но именно в этом должен быть главный смысл Дня памяти и скорби — 22 июня. Это дата, которая даёт нам право говорить о жестокости и реальности войны. Недопустимости даже мысли о возможности новой войны и прогнозирования её относительно благополучного исхода для нашей страны в виде преференции — в качестве жертвы агрессии, как мученикам, всем попасть в рай.

Отталкиваясь от 22 июня как противоположности парад-ному 9 Мая, начинается восстановление нашей исторической памяти. Пора настала! Нам нужно вытаскивать подлинную людскую память из государственных архивов, в которых её содержат. Тогда мы можем надеяться на то, что в будущем, возможно, люди станут значить больше, чем любые государственные интересы.

Подготовил Валерий СТОЯНОВ

(По материалам периодической печати)

ДЕЛО ЛЁТЧИКОВ

7 мая 1940 года в связи с неудовлетворительными результатами Зимней войны с Финляндией в отставку был отправлен Народный комиссар обороны СССР Маршал Советского Союза (1935) Клим Ворошилов. В тот же день Наркомом обороны страны был назначен Герой Советского Союза (1940) С.К. Тимошенко с присвоением персонального воинского звания — Маршал Советского Союза.

Акт о передаче Наркомата обороны Семёну Тимошенко поражает: оказывается, профессиональные военные никаких иллюзий относительно состояния дел не питали. К большой войне Красная Армия была не готова. Недостатки в акте были отмечены с редкой откровенностью, а времени на их исправление, как оказалось, уже не было… Но страна этого не знала. Её приучили верить в силу и непобедимость советского оружия. Благодаря этому, думают многие и сейчас, мы победили в  Великой Отечественной. Но до сих пор из накрепко закрытых архивов вырываются такие свидетельства, что раз и навсегда закреплённая картина меняется и прежней быть уже никогда не сможет.