Кавалерия в боях за Ржев

Ф.Н. Байбурин 1943г.

Ф.Н. Байбурин 1943г.

В книге «В боях за Ржев», в статье бывшего командира 357-й стрелковой дивизии генерал-майора А. Кроника и в книге «Пути боевой славы» (стр. 148) только один раз, и то мельком, упоминаются боевые действия конников 11-го кавалерийского корпуса на Калининском фронте. В частности, в боях на подступах к Ржеву.
Такая краткая информация в мемуарных источниках о боевых действиях конников в районе Ржева и навела на мысль начать поиск кавалеристов, участвовавших в боях на Калининском фронте. Один из бывших кавалеристов 11-го кавалерийского корпуса 18-й дивизии подполковник в отставке Федор Николаевич Байбурин отыскался в 1976 году в городе Ташкенте. Завязалась переписка.
В то время Федору Николаевичу было семьдесят, но он был еще бодр и энергичен, не по годам подвижен и по-военному подтянут. Фронтовик обрадовался письму из Ржева и охотно поделился тем, что помнил, хотя Ржев был для него большой раной на сердце.
Впервые он надел солдатскую шинель в 1920 году. Окончив школу красных командиров, служил в Средней Азии. В седле воевал в горах Таджикистана с басмаческими бандами почти до 1931 года.
В ноябре 1941 года 18-я кавалерийская дивизия выгрузилась на станции Клин. Не успев рассредоточиться, она вынуждена была сразу принять бой. Командир эскадрона Байбурин впервые тогда столкнулся с врагом лицом к лицу. Но силы оказались неравными. До 50-ти танков с пехотой, 22 бомбардировщика немцы обрушили на их головы и прорвали левый фланг. Кавалеристам пришлось отступить и уйти вглубь леса.
Чудом оставшиеся в живых в той «мясорубке» под Ржевом кавалеристы 11-го кавалерийского корпуса подполковник кавалерии Федор Байбурин и командир 24-й кавдивизии генерал-лейтенант Александр Федорович Чудесов считают началом своего боевого «крещения» январь 1942 года. Прорвав немецкую оборону западнее Ржева, дивизия 39-й армии по вражеским тылам устремилась на юг. Вклинившись вглубь территории, она вела ожесточенные бои с противником за Сычевку. 12 января в этот прорыв были введены 11-й кавалерийский корпус и 29-я армия.
В истории ржевско-сычевских боев замечено: «Сколько ни авантюрным был план прорыва конной подвижной группы (а она состояла из 5800 человек и 5000 лошадей), кавалерия совершала рейды на дальние расстояния в тыл противника, по заснеженным лесам и болотам, где снег был лошадям по грудь. И несмотря на непредвиденную задержку в середине месяца, конники к 26 января с боями вышли к автомагистрали западнее Вязьмы и перерезали ее, тем самым выполнили поставленную перед кавалерией боевую задачу».
О том времени бывший командир эскадрона конников подполковник Байбурин в письме в Ржев рассказывал:
«…В первых числах января 1942 года 18-ю Туркменскую и 24-ю кавдивизии объединили в 11-й кавалерийский корпус и передали в подчинение Калининскому фронту генерал-полковнику Коневу.
До этого вновь образованному кавкорпусу предстояло совершить длительный марш в условиях лютой зимы, под огнем авиации противника. 21-22 января немецкие войска юго-западнее и западнее Ржева вели наступление с целью деблокирования окруженных в районе Оленино войск, закрытия прохода, через которые шло снабжение наших 29-й, 39-й и наших кавалерийских дивизий 11-го корпуса.

Александр Федорович Чудесов генерал-лейтенант

Александр Федорович Чудесов генерал-лейтенант

Отбить Вязьму нашим не удалось, и кавалерийский корпус был вынужден отойти от автострады, а затем и вообще оказался в окружении. В прорыв в районе деревень Ножкино и Кокошкино влилась прибывшая из Кувшиново 357-я стрелковая дивизия генерала Кроника. Враг упорно сопротивлялся.
В тот самый момент наша бывшая 18-я Туркменская кавалерийская дивизия вышла в район Погорелого Городища и почти сразу получила приказ: подготовиться к прорыву в тыл противника в направлении Зубцов-Сычевка, не допуская движения противника на Ржев…»
«Утро 23 января 1942 года застало 18-ю кавалерийскую дивизию у деревни Каменка. Кавалерийские группы были рассредоточены и замаскированы в лесу, а сам штаб дивизии располагался в Каменке.
Одиннадцать часов утра. В небе над деревней пролетел вражеский самолет-разведчик, а ровно через сорок минут небо заполнило огромное количество «крестоносцев» со смертельным грузом на борту. Бомбили лес… Вместе с осколками и щепками от деревьев летели по сторонам копыта. Ноги, головы лошадей, куски окровавленной земли. Лес превратился в сплошное месиво. Взрывы, стоны людей, ржание спасавшихся бегством лошадей — все слилось, смешалось с неистовым гулом вражеских самолетов, на бреющем полете вновь и вновь сбрасывающих на головы кавалеристов смертоносные грузы.
Бомба внушительного веса ударила в избу, где размещались оперативные работники штаба дивизии…» (из письма Ф.Н. Байбурина от 07.06.1976 г.)
Федору Николаевичу не пришлось больше участвовать в боях на ржевской земле. В доме, куда упала бомба, находился и он. Из двенадцати человек в живых остались двое — он и начальник медчасти дивизии. Только к вечеру их извлекли из-под обломков дома и отправили в медсанбат. Тяжело раненного и контуженного подполковника кавалерии Федора Байбурина сначала привезли в Старицу, после эвакуировали в Торжок, а еще позже — в Москву…
Кавалерийский корпус генерала П.А. Белова создавал большие проблемы для немецких войск в тылу врага на пути к Ржеву. Он отвлекал на себя около семи вражеских дивизий. Об этом писал в своих письмах автору этих строк командир 24-й кавалерийской дивизии, генерал-лейтенант кавалерист Александр Федорович Чудесов. Его кавалеристы рука об руку сражались с 18-й туркменской дивизией, в которой воевал Федор Николаевич Байбурин. Александр Федорович в своем письме в Ржев писал: «…Как-то в районе Зубцова, когда немцы еще не ожидали появления конницы, в 7-9 километрах от города по реке Держа кавалеристам нашей дивизии предстояло сделать внезапный налет на деревню или хутор, обозначенный на карте буквой «К».
А вот дальше я расскажу, как об этой вылазке кавалеристов 24-й дивизии писал в Ржев подполковник Байбурин: «Светало, когда первым из леса на гнедом коне выехал Чудесов. За ним показались его кавалеристы, которые, словно оправдывая фамилию своего комдива, в боевых рейдах, в тылу врага творили чудеса. Их налеты на немецкие гарнизоны всегда оказывались неожиданными, а внезапность давала хорошую результативность…»
«…Утро в тот день выдалось морозным. Немцы спали спокойным сном, не предполагая, что в тылу им может грозить опасность, — писал в своем письме генерал Чудесов. — Всадники ехали молча. Были слышны лишь стук копыт о мерзлую землю да лошадиное фырканье.
Остановились на околице. В небе вспыхнула бесшумная ракета-сигнал для эскадрона, находившегося по другую сторону деревни. С двух сторон в населенный пункт ворвалась конница. Выстрелы, лай собак, топот и хриплое «УРА!» разорвали тишину. Немцы в нижнем белье, с автоматами в руках выпрыгивали из окон. Не все они, убегая, сумели воспользоваться оружием. Многие остались на снегу. Операция длилась всего двадцать минут…»
Обойдя Ржев с северо-запада, конница генерала Чудесова участвовала в боях за станции Мончалово, Чертолино и другие насаленные пункты. Еще один эпизод запомнился генералу Чудесову, правда, время его происхождения запамятовал:
«Я помню, как наша 24-я и рядом 18-я кавдивизии уничтожали мелкие группировки противника, вышли к Волге на переправу к д. Ножкино. На противоположном берегу виднелся красивый храм.
Дивизия укрылась в лесу на берегу. Двадцать вражеских самолетов бомбили переправу, но к вечеру мы все же попали на другой берег и начали свой боевой марш на Сычевку. Туда, куда не надо было забираться, в тыл противника, ни нам, ни нашим войскам».
В книге «Ржевская бойня» Светланы Герасимовой впервые и достоверно дается оценка действиям в боях под Ржевом кавалерии под командованием генерал-лейтенанта кавалерии П.А. Белова. Под его командованием кавалерийский корпус стал гвардейским.
27 января 1942 года пять кавалерийских дивизий, в которую входили 18-я Туркменская, 24-я генерала Чудесова, минометный полк, конно-артиллерийский дивизион и дивизион связи, прорвались через Варшавское шоссе в тыл противника, и по воспоминаниям генерала Белова, начали рейд на Вязьму…
Не всегда рейды конников проходили благополучно. 20 мая приказом штаба фронта была создана «Особая группа генерал-лейтенанта Белова». Кавалерия почти пять месяцев сражалась в условиях зажатости во вражеском полукольце. Против конников были брошены отборные войска гитлеровцев, но и на этот раз попытка немцев уничтожить группировку Белова провалилась. Об этом писал в Ржев участник этих событий генерал-лейтенант кавалерии Александр Федорович Чудесов. 28-го июня кавалеристы прорвали вражеские заслоны и с боями вышли в расположение войск Западного фронта. Другая часть группы кавалерии генерала Белова пробилась в места выхода к частям калининского фронта — правда, с немалыми потерями лошадей и личного состава.

Ф.Н.Байбурин,1974г. г.Ташкент

Ф.Н.Байбурин,1974г. г.Ташкент

В дальнейшем 11-му кавкорпусу пришлось участвовать в боях против немецких захватчиков, находясь в полуокружении. 5-го июля против 39-й армии и 11-го кавкорпуса вражеская сторона усилила наступательные действия. В окружении оказались не только вышеназванные части Калининского фронта. Многократные попытки вырваться из замкнувшегося кольца оказались безуспешными.
«…Красноармейцы поднимались и мчались на немецкие позиции с криком «Ура!», — пишет в книге «Ржевская бойня» Герасимова. — Началась рукопашная от места прорыва и до шоссе… Атакующие шли одновременно с севера и юга. Залпы артиллерии, удары минометов, взрывы, грохот создавали шум боя. С обеих сторон погибали люди…
Положение южной группы окруженных частей 39-й армии и 11-го кавалерийского корпуса складывалось не менее трагично. Потери были непредсказуемыми. Основные силы кавалерийских дивизий вынуждены были вести бой с противником с последними боеприпасами, без прикрытия с воздуха».
Части 11-го кавкорпуса в этом прорыве к 15 июля насчитывали до четырех тысяч человек и до двух тысяч лошадей. Кавалеристы были вооружены винтовками, автоматами, немного ручными пулеметами и ограниченным количеством боеприпасов. 21 июля был начат прорыв окруженных частей. «Героем операции прорыва был назван немцами генерал-майор кавалерии Иванов, командир 18-й кавдивизии. Он был тяжело ранен и умер прямо на поле боя, несмотря на то, что немецкими врачами была оказана ему надлежащая медицинская помощь. 22 июля немцы похоронили генерала-кавалериста с воинскими почестями. Немцы уважали врагов-героев».
Несмотря на упорное сопротивление немцев, к 22 июля вырвались из окружения свыше 10 тысяч солдат и офицеров. Остальные группы окруженных выходили южнее и севернее Белого, на зубцовском и ржевском направлениях до конца июля и в начале августа 1942 года.
«В августе 11-й кавалерийский корпус был расформирован, — писал в письме А.Ф. Чудесов. — Вину за трагедию, которая произошла во время боев за Вязьму и Ржев с нашими боевыми частями, я возлагаю на командование Калининским фронтом и на тех штабистов, кто разрабатывал зимнюю Ржевско-Вяземскую операцию. В результате в окружении оказались несколько армий, в том числе и 33-я армия Западного фронта, что и привело к ее гибели. Потери личного состава 11-го кавалерийского корпуса составили: убито — 371 человек, ранено — 316, пропали без вести — 14071. Это собственно данные за июль 1942-го. Неизвестно, сколько из них оказались в плену».
В солнечном Ташкенте, на улице генерала Петрова, проживает семья Федора Николаевича Байбурина, теперь уже без него. Кавалерист имел боевые награды: орден Ленина, Великой Отечественной войны, Боевого Красного Знамени и множество медалей.
Генерал-лейтенант кавалерии в отставке ушел из жизни раньше Ф.Н. Байбурина. Александр Федорович Чудесов воспитал сына — тоже кавалериста. О наградах боевого генерала можно не говорить. Одних только орденов Боевого Красного Знамени — четыре, орден Ленина, Красной Звезды, Отечественной двух степеней, иностранные знаки отличия и множество медалей…
Николай ШАПОВАЛ

Отклики (10) на Кавалерия в боях за Ржев

  1. Очень жалко, что уважаемый корреспондент Николай Шаповал занимается некоторым, по всей видимости, я так думаю, нечаянным «обманом» не менее уважаемых читателей данной статьи!!! Такого офицера, как Байбурин Федор Николаевич по сути не существовало, его на самом деле звали ФАСХУТДИН НИЗАМУТДИНОВИЧ !!! почему нельзя написать настоящие ФИО??? Я так думаю, эту статью «слизали» из старых журнальных или газетных подборок 1970-х годов, даже не сообразив, что можно в наше то «продвинутое» время почерпнуть дополнительную информацию на сайте Подвиг народа, где можно было обнаружить два наградных листа на этого офицера. Кроме того, с сентября 1943 по 1953 год тов. Байбурин Ф.Н. проходил службу в Ташкентском пехотном училище имени В.И. Ленина на должности начальника химической службы, а после увольнения долгие годы, вплоть до свой смерти (27.12.1978) работал в училище начальником музея. Кстати, орден Ленина и орден Красного Знамени у Байбурина не боевые вовсе, опять вводит в заблуждение почтенную публику журналист, эти ордена за выслугу лет: орден Ленина за 25 лет безупречной службы, Орден Красного Знамени — за 20 лет … Кстати, внук Фасхутдина Низамутдиновича — Байбурин Александр окончил Ташкентское ВОКУ имени В.И. Ленина в 1985 году. Недавно уволился из рядов ВС РФ, получил квартиру в Московской области. С уважением. Скоро составлю подробную статью о Байбурине и дам ссылку здесь…

  2. Вы пишите: «…Тяжело раненного и контуженного подполковника кавалерии Федора Байбурина сначала привезли в Старицу, после эвакуировали в Торжок, а еще позже — в Москву…» На момент ранения начальник химической службы 18-й кавалерийской дивизии Байбрин Н.Ф. находился в воинском звании «капитан»..!!! зачем лишний раз вводить читателя в заблуждение???

  3. http://forum.patriotcenter.ru/index.php?topic=41006.msg345138#msg345138 — Уважаемые журналисты, Вашему вниманию предлагается незаконченный набросок биографической справки в отношении подполковника Байбурина Фасхутдина Низамутдиновича…. На будущее, большая просьба, прежде чем «перепечатывать» что-то, поищите на просторах Инета дополнительную информацию, дабы не вводить в заблуждение не менее уважаемых читателей…

  4. Кстати, забыл — самое верхнее фото Байбурина ну, никак не может быть образца 1943 года…. так как орден Ленина он получил только в 1949 году …!!!!

  5. Вадим:

    Андрей, проблема в том, что в городе Ржеве журналистов нет. Есть люди, которым нужно где-то работать, например, в газете — вот они и работают. Не было бы газеты, с тем же успехом работали бы дворниками.

  6. Владимир Павлович Краюшкин:

    Сообщите не ошибка ли в звании Чудесова Александра Федоровича. В опубликованных воспоминаниях он под Ржевом генерал-лейтенант — то ноябрь 1941 года.А нашу деревню Андрейково освободили кавалеристы 70 кавполка 24 кавдивизии — командир п\полковник Чудесов А.Ф.23 декабря 1941 года.

  7. Владимир Павлович, здравствуйте. Выслал Вам на электронку сканы станиц — биографическая справка в отношении генерала Чудесова из книги «Комдивы», том 1. Просьба, подтвердить, что вы получили материал. Также параллельно начал размещение материала о выпу нике нашего училища вот здесь — http://forum.patriotcenter.ru/index.php?topic=41030.msg375994#msg375994 На осень 1941 года Чудесов А.Ф. был в воинском звании «подполковник». Пишите — всегда рад общению. С уважением.

  8. Виктория:

    Мой дед Куликов Александр Григорьевич рядовым участвовал в этом сражении и немного рассказывал об этом,он был кавалеристом.Закончил войну в Австрии.Вернулся домой,умер в 1989г.1 мая.

    • Жанна:

      Виктория, здравствуйте!
      Мой дядя воевал в составе 70 кавалерийского полка, который входил в 24 кавалерийскую дивизию. Пропал без вести. Последние письма приходили от него из-под Вязьмы. Что Ваш дедушка рассказывал о том сражении? Возможно, мы что-то узнаем и о нашем близком человеке? Все эти годы безуспешно пытаемся найти хоть какую-то информацию. Заранее благодарю Вас!

    • Николай:

      Виктория, мой дед, на тот момент младший лейтенант Нездоровин Петр Филиппович, 46 кав. полк 18 кав.дивизии, пропал без вести в период с 7 по 17.07.1942 года. Может быть у Вас есть хоть какая-нибудь информация о судьбе полка и моего деда ?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *