Архивы Метки: Евгений ОЖОГИН

ВСПОМИНАЯ БЫЛОЕ

КРИМИНАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ

Сергей Иванович Нигожин — человек в возрасте, а с возрастом меняется многое. И отношение к жизни, и здоровье, и даже взгляды на женщин, этих необходимых для мужчины спутников бытия.

Это раньше Сергей Иванович «был никем и звать никак», а нынче он, как принято говорить, уважаемый в городе человек, хотя и на заслуженном отдыхе.

Он расположился в кресле на веранде своего особняка на одной из тихих улиц, попивал чай и листал местную газету. Колыхнув платьем, мимо прошла его новая молодая жена.

— Все сидишь, в мечты погрузившись? — съёрничала она, удаляясь.

Он усмехнулся. А что еще ему делать? Не по кафешкам же и танцклубам бегать. Несолидно это для седого мужика. Все хорошо в свое время. Теперь он никуда не бегает, а просто ждет, когда его ребята «капитал» привезут, а он им даст свои наставления. А ведь было время, было…

ОТ ВЧК К ФСБ

20 декабря — День работников органов безопасности Российской Федерации. Является профессиональным праздником сотрудников ФСБ, службы внешней разведки и других спецслужб России. Работа чекистов всех поколений была и остается работой ради безопасности страны. А в конечном итоге — это и есть гарантия безопасности каждого из нас.

НА ТРАССЕ «БАЛТИЯ»

криминальная история

Трасса «Балтия», проходящая по землям Ржевского района Тверской области, является дорогой федерального значения. Колеса тысяч легковых машин и тяжеловесных грузовиков-фур днем и ночью в любую погоду «шлифуют» асфальтовое покрытие шоссе. Трасса живет в своем режиме, обыденном и не всегда заметном для глаз проезжающих.

СМОЛЕНСК. В ЛОПАТИНСКОМ САДУ

В Смоленске мне доводится бывать не реже чем два раза в год. Смоленск — Город-герой, а ещё его называют городом на семи холмах, ключ-городом и бриллиантовой столицей России. Основан в 863 году.

РАЗГОВОР НА КРИМИНАЛЬНЫЕ ТЕМЫ

КОГДА НЕТ ПОТЕРПЕВШИХ

Вспоминается один случай. Дело было летом 2004 года. В городе было совершено несколько уличных грабежей. Объектом посягательств являлись женщины, поздно возвращавшиеся домой, а также мужчины, находившиеся на улице в нетрезвом состоянии.

Предметом посягательств являлись сотовые телефоны, женские сумочки и деньги. А в качестве подозреваемых фигурировали двое неизвестных молодых мужчин.

В ходе проведения сотрудниками правопорядка оперативно-следственных действий, неизвестные стали известны и были задержаны. Во время работы с подозреваемыми в грабежах лицами выяснилось много интересного.

Оказалось, что заявлений и обращений в правоохранительные органы по отдельным фактам, о которых рассказывали, каясь, подозреваемые, не поступало вовсе. Будто этого никогда и не было.

Но подозреваемые утверж-дали, что они отняли женскую сумочку у девушки возле подъезда на улице Краностроителей. Затем (в другую ночь) отобрали женскую сумку у дамы на улице Большевистская. Ещё эпизод — на улице Марата вырвали сумочку из рук женщины… И так далее, и тому подобное. Набралось порядка девяти эпизодов, по которым в отдел внутренних дел никто не обращался! Получался курьёз. Подозреваемые, как говорится, давали «полный расклад», а потерпевших ещё предстояло разыскивать. Что ж, и такое бывает.

ПРО БЕСПЕЧНОСТЬ

Есть такая наука — «Виктимология», или, проще говоря, наука о жертве.

Допустим, надела молодая девушка мини-юбку, вышла на улицу одна, да ещё ночью, да ещё под хмельком (пусть даже возвращаясь из гостей, с вечеринки, да мало ли…) и попала в беду. И невдомёк ей, что своим образом и поведением она эту самую беду спровоцировала. Как тот мужик, который, получив зарплату, пьяным уснул в канаве, будто сам предлагая жуликам обобрать его до нитки.

Вот и получается, что не будь провоцирующего действия или бездействия со стороны жертвы, не случилось бы и многих происшествий, а также и преступлений.

Одно время в нашем городе довольно часто происходили так называемые «кабинетные кражи», когда из незапертых  служебных помещений пропадали сумки, кошельки, вещи сотрудников разных контор и организаций, которые оказывались в разряде потерпевших.

Как правило, эти потерпевшие — женщины, потому что мужчины всё своё (в том числе кошельки и деньги) носят в карманах.

В отличие от мужчин, женщины пользуются сумочками, однако беспечность дам в обращении с этим предметом порою зашкаливает.

Пришла на работу. Бросила сумочку на видное место, да ещё раскрыла её, чтобы макияж поправить. Потом отлучилась «на минутку», не заперев на ключ дверь кабинета — мол, вокруг-то все свои! А «минутка» эта возьми и растянись (как в одном из объявлений на торговом ларьке «Ушла на базу, вернусь не сразу») — на полчаса, за которые её кошелек вместе с деньгами и кредитными карточками взял и «сбежал» из сумочки. Или дорогая шапка с вешалки. Или деньги из ящика стола. Вариантов великое множество, как и конкретных случаев, которые перечислять — только время терять.

Припомнился один эпизод. Как-то в детском саду из группы у воспитателя была похищена дамская сумочка, разумеется, вместе с кошельком, в котором деньги лежали. Сюжет происшествия был до банального прост. Один нигде не работающий нигде молодой человек бесцельно болтался по городу. Зашёл в детский сад. Посетил незакрытую группу. Заинтересовался содержимым сумочки. Ну как тут не присвоить чужое?! Взял и спокойно покинул здание. Хорошо ещё, в данном случае его запомнили. Описали приметы, по которым подозреваемого отыскать больших трудов не составило.

Тогда работнице детского сада, скажем так, повезло. Но это — скорее исключение, чем правило. Вот вам и провоцирующие бездействия со стороны потерпевших. И жулики знают об этом.

ЦЕНА РАСКРЫТЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

Напомню небезызвестное утверждение МУРовца Глеба Жеглова из фильма «Место встречи изменить нельзя»: «вор должен сидеть в тюрьме». Это утверждение стало нынче не совсем актуальным — идёт гуманизация законодательства, всё больше применяется мер наказания, не связанных с лишением свободы. Нравится это кому или нет, но закон есть закон.

Только вот что-то о нас, законопослушных гражданах и потенциальных жертвах преступников, никто не задумывается. И обесценивается раскрытие преступлений (попробуйте кражу раскрыть, изобличить жулика, а ему потом — условный срок, и он ходит посмеивается). Так и хочется воскликнуть: «Следствие закончено. Забудьте…».

Пока в душе у нас, законопослушных, есть страх перед преступлениями и преступниками, они будут чувствовать себя вольготно. Так как у тех, кто преступает закон, по-видимому, страха перед этим самым законом уже не осталось. А посему долго ещё нам придётся призывать на помощь сотрудников правоохранительных органов и просить, нет, даже требовать от них раскрытия преступлений, забывая о том, что им в этом деле самим помогать надо. Но даже и к этому не готово наше общество. А попустительство порождает беспредел. Теряется смысл выражения о неот-вратимости наказания.

Только когда за преступления будет наступать адекватное наказание, тогда и повысится цена раскрытых правонарушений. Но это уже зависит не от нас.

Евгений ОЖОГИН