Архивы Метки: Ольга ДАБУЛЬ

Анна Борисовна СТЕПАНОВА, заместитель главного врача ГБУЗ «Ржевская ЦРБ»: ПОЛИКЛИНИКА ДОЛЖНАЯ БЫТЬ «БЕРЕЖЛИВОЙ»

— Анна Борисовна, к сожалению, повод для нашего разговора не очень приятный. Пациенты жалу­ются на сложности, которые воз­никают практически на всех эта­пах процесса обращения в поли­клинику. К нам в редакцию учас­тились жалобы на очереди в реги­стратуру, к узким специалис­там и даже к участковым терапев­там. Почему это происходит?

— Ну, начать стоит, наверное, с электронной очереди. До декабря про­шлого года она производилась на ре­гиональном электронном портале «Тверьмобимед». Система достаточ­но хорошо работала, и проблем с элек­тронной записью к врачам поликли­ники не возникало. С этого года вся область централизованно перешла на программу «Барс». Ее особенность в том, что пациент, которого еще нет в базе данных, самостоятельно записать­ся на прием не может. Поэтому сна­чала нужно обратиться в регистрату­ру поликлиники с пакетом докумен­тов — паспортом, полисом медицинс­кого страхования и пенсионной кар­точкой СНИЛС. Регистратор заносит пациента в базу данных, после чего он может записываться на прием са­мостоятельно. При этом подчеркну, что можно принести документы всех чле­нов семьи, близких людей, знакомых. Не обязательно личное обращение каждого пациента.

— Но на сегодняшний день оче­реди выстраиваются даже к регист­ратору.

— В определенном смысле это объяс­нимо. Занесение в базу такого боль­шого количества пациентов требует времени. Могу сказать, что отчасти эти очереди объясняются невысокой ком­пьютерной грамотностью многих паци­ентов, особенно пожилых, которые во­обще не имеют дома компьютера. А поэтому многие из них приходят по­вторно, даже после занесения в базу данных, для того, чтобы записаться на прием с помощью наших регистрато­ров. Именно поэтому самые большие и шумные очереди возникают по по­недельникам, когда начинается запись к врачам-специалистам.

— То есть, чем больше пожилых пациентов смогут, скажем, «осво­ить Интернет», тем быстрее удаст­ся справиться с этой проблемой?

— Это важный момент. Тем более что в самых ближайших планах — уве­личение квоты приема по электронной очереди — 70-75 процентов приема. Сей­час для электронной записи выделено относительно небольшое количество мест. Остальная запись по-прежнему производится по «живой очереди» в регистратуре. По этому вопросу суще­ствует принципиальная позиция Мини­стерства здравоохранения Тверской области. Хотя 25 процентов приема мы все равно должны оставить под «жи­вую» очередь», так как ситуации быва­ют разные — люди приезжают из села или из других районов, выписывают­ся из стационара и должны попасть на прием именно в этот день. Но проще и удобнее будет записаться по электронной очереди.

— Человек записался дистан­ционно или взял в регистратуре талон и к назначенному сроку пришел на прием. Есть гарантия того, что он попадет к доктору в назначенное время? Люди жалу­ются на очереди, в которых при­ходится просиживать часами.

— Электронная очередь по прави­лам является приоритетной, и мы долж­ны принимать пациентов в строго оп­ределенное время. Именно поэтому выходит медицинская сестра и их при­глашает пофамильно. Это, безусловно, вызывает раздражение, непонимание и недовольство сидящих в «живой очереди», ведь многие из них подхо­дят к кабинету врача заранее, порой задолго до начала приема. Но иногда приходится сдвигать и электронную очередь. Например, из-за пациентов, нуждающихся в неотложной помощи — при болях в животе, в сердце, при высокой температуре, с гипертоничес­кими кризами и т.д. Тем более что точно рассчитать время, которое мо­жет понадобиться доктору на такого пациента, не всегда возможно. Также есть большая и многочисленная кате­гория льготных граждан, имеющих пра­во проходить вне общей очереди. И это не только ветераны и инвалиды войны, которых в поликлинике теперь встретишь не так уж часто. Правом внеочередного обслуживания пользу­ются, например, ликвидаторы аварии на Чернобыльской АС, беременные женщины, социальные работники, при­шедшие в поликлинику в интересах сво­их подопечных. И порой получается так, что образуется внушительная оче­редь из пациентов, которые должны идти без очереди.

— Анна Борисовна, но ведь в этом нет ничего нового. Так было всегда. Почему проблема обостри­лась именно сейчас? В чем при­чина? Ведь сложно попасть даже к участковому терапевту.

-Главная причина в том, что по­ликлиника испытывает серьезнейший дефицит кадров. И если с узкими спе­циалистами ситуация достаточно ста­бильна, то в первичном звене она, не побоюсь этого слова, близка к катаст­рофической. На сегодняшний день на двадцати участках у нас работают всего десять терапевтов, при этом восемь из них — пенсионного возраста. На каждого врача приходится до пяти тысяч пациентов, при нормативе в 1700, норматив превышается почти в три раза. Соответственно, объемы по­сещений у врачей на приеме и вызо­вах превышены примерно на столько же. По нормативу терапевт должен принять 16 пациентов за четыре часа, но фактически эта цифра доходит до 40-50 за прием. Вызовы на дом об­служивают всего 7-8 терапевтов. И вместо положенных 5-6 вызовов вра­чу приходится обслуживать по 15.

— Некоторые ваши пациенты го­ворят, что им предлагают платный прием у терапевта. Это правда?

— Прием на платной основе в по­ликлинике проводится только для па­циентов, не застрахованных в систе­ме ОМС, то есть, не имеющих страхо­вого медицинского полиса, граждан без документов или иностранных граж­дан, не имеющих полиса (их сейчас достаточно много), а также по жела­нию самого пациента. Причем, под­черкну, что на платной основе осуще­ствляется только плановый прием, прием при неотложных и экстренных состояниях осуществляется безотлага­тельно и бесплатно, независимо от наличия документов. Когда участко­вых терапевтов у нас было достаточ­но и участки были укомплектованы, то никаких талонов на прием не вво­дилось. Принимали всех до последне­го пациента. Сейчас нам пришлось ввести талонную систему. Это вынуж­денная мера, призванная, в том чис­ле, защитить наших пациентов, мини­мизировать время, проведенное в очереди у кабинета в ожидании при­ема. Но надо отдать должное нашим докторам, они продолжают принимать пациентов и без талонов, кто пришел выписать лекарство, например, жиз­ненно важный инсулин. В помощи мы по-прежнему стараемся не отказывать, делая, как я считаю, все возможное.

— Но ведь должно же быть най­дено какое-то решение? Как изме­нить ситуацию?

— Самой ближайшей мерой, кото­рую мы намерены предпринять — вве­дение электронной записи практически на полный прием. Это должно как-то стабилизировать ситуацию, упорядо­чить очередь, так как пациенты пой­дут к определенному времени. Сей­час же мы можем наблюдать макси­мальный приток к 8 часам утра. Именно в это время и формируются эти очереди в регистратуру и у каби­нетов, которые редеют к обеду и прак­тически исчезают во второй полови­не дня. В вечерние часы поликлини­ка практически пустеет.

Но как я уже сказала, все равно будут пациенты, которые по разным причинам не пользуются электронной записью. Так что, полностью эта мера проблему не решит.

— Сегодня человек здоров, и ему не нужен прием, а на следующий день он заболел, а талона к тера­певту уже не взять.

— У нас есть кабинет доврачебно­го приема, где пациенту измерят дав­ление, температуру, при необходимо­сти дадут лекарство для купирования приступа. В случае же реальной не­обходимости медсестра буквально за руку, вне очереди, проведет пациента к врачу. Либо к участковому, либо к дежурному терапевту по неотложной помощи, либо к кардиологу, который принимает абсолютно всех нуждаю­щихся в его помощи пациентов. В первой половине дня в поликлинике всегда есть хирург, готовый оказать хирургическую помощь, без записи, в порядке живой очереди, а в экстрен­ных случаях — и вне очереди.

— То есть, с узкими специалис­тами, как Вы уже упомянули, про­блем нет?

— На данный момент, например, больные сахарным диабетом испыты­вают некоторые неудобства в связи с тем, что наш эндокринолог нахо­дится в декретном отпуске, а нагруз­ка по выписке им лекарств опять же легла на плечи участковых терапев­тов. Но эти трудности временные.

— В детской поликлинике для ра­боты на участках достаточно успеш­но привлекают фельдшеров. Вы не планируете последовать их примеру?

— Именно в таком виде — нет. Здесь нужно учитывать специфику. Ведь пациенты педиатра, в основном, это здоровые дети. Осмотры до года, диспансеризация, патронаж, лечение простудных заболеваний — то, с чем может справиться опытный фельдшер. Пациенты взрослой поликлиники чаще всего люди с целым «букетом» хро­нических заболеваний, инвалиды, ма­ломобильные. Для работы с ними ну­жен врач достаточно высокой квали­фикации. Сейчас мы рассматриваем возможность создания постоянного «сестринского поста». Такие посты ус­пешно работают, например, в столи­це. Это медсестры, которых привле­кают для «бумажной» работы — оформ­ление выписок, справок, санаторно­курортных карт, направлений на об­следования, в некоторых случаях даже рецептов для пациентов, не нуждающихся в коррекции терапии. Тем самым и врача удастся разгру­зить, и время пациента сэкономить. Кстати, эту форму работы мы уже практиковали в период отпусков. И наши медсестры достаточно эффек­тивно отработали, «оттянув» на себя пациентов, которым не нужен обяза­тельный осмотр врача.

— Наверное, здесь уместно вспомнить о проекте «Бережливая поликлиника».

— Главная задача проекта — макси­мально сберечь время, которое па­циент должен затратить на посеще­ние поликлиники. Кстати, подобные проекты планируется реализовать во многих сферах, например, в образо­вании, местном самоуправлении. В этом году мы приступаем к реализа­ции первого этапа — оптимизации процесса диспансеризации.

— Что именно в рамках програм­мы можно сделать для улучшения обсуждаемой проблемы?

— Основная идея, суть проекта — оптимизация работы всех подразде­лений поликлиники. Но, как я уже ска­зала, это процесс поэтапный. Напри­мер, мы планируем разделить потоки пациентов, нуждающихся в медицинс­кой помощи, и тех, кто собирается пройти диспансеризацию, для того, чтобы минимизировать время, затра­ченное на прохождение осмотров. Уже открыт кабинет диспансеризации, в который можно попасть, минуя регист­ратуру. Как вы понимаете, это долж­но положительно сказаться на общем сокращении очередей. Ведь до этого времени те, кто проходит диспансери­зацию и профилактические осмотры, шли общим потоком.

— То есть, даже в таких сложных условиях коллектив поликлиники делает все возможное для реше­ния возникшей проблемы?

— Конечно. Пользуясь случаем, хочу обратиться и к нашим пациентам. Мы стараемся делать все возможное, но многое зависит и от самих пациен­тов. Все чаще мы сталкиваемся с тем, что люди идут в поликлинику с багажом негатива, готовностью к какой-то борьбе. А ведь наша общая задача — постараться сохранить хотя бы те ресурсы, что у нас сейчас есть. Врачи, особенно терапевты, работа­ют на пределе своих физических воз­можностей. Далеко не все зависит и от администрации больницы. И в этом положении взаимная вежливость, по­зитивный настрой могут сделать ваш визит в поликлинику гораздо более комфортным. Жалобы ради жалоб, без понимания обстоятельств, вряд ли из­менят ситуацию к лучшему, но могут ее значительно ухудшить.

— Спасибо за интервью!

Беседовала Ольга ДАБУЛЬ

 

ОНА ПРОСТО ХОТЕЛА ДОМОЙ

Самые жестокие, необъяснимые и бессмысленные преступления совершаются детьми. Их еще не окрепшая психика, несформировавшиеся представления о добре и зле, несложившаяся система оценки ценности человеческой жизни в сочетании с определенными сложными условиями, в которые попадает ребенок, порой способны породить поступки по-настоящему страшные. Поступки, за которые ребенок еще ни юридически, ни морально не может нести адекватного наказания.

В Ржевском городском архиве хранятся дела комиссии по делам несовершеннолетних за разные годы. Одно из них было передано в комиссию Народным судебным следователем 2 района Ржевского уезда после проведенного расследования по факту смерти несовершеннолетнего Леонида К., случившейся на хуторе Стрелецком N-ской волости Ржевского района.

ПОКОЛЕНИЕ ПОБЕДЫ

Приближается очередная великая дата. Дата, которую мы ежегодно встречаем с трепетом и благодарностью к тем, кто выстоял, добыл Победу. У нас уже практически нет возможности услышать их воспоминания. Именно поэтому обнаружить дневниковые записи ветерана — большое счастье, несказанная удача. Автора этих записей, ржевитянина Алексея Павловича Иванова, к огромному сожалению, уже нет с нами. Он умер 26 ноября 1989 года. Но сохранился его дневник, который нам передала дочь — Лидия Алексеевна Смирнова. За достаточно сухими и лаконичными, почти документальными строками, скрываются героизм и мужество, подвиг, лишения и страдания. Но ветераны той войны, прошедшие этот огненный ад, почти никогда об этом не рассказывали. В лучшем случае, описывали свой жизненный путь для детей и внуков. Алексей Павлович — не исключение. Итак, представляем вниманию наших читателей отрывки из воспоминаний А.П. Иванова.

КАК ВОСПИТАТЬ ЧЕМПИОНА?

За ответом на этот совсем не риторический вопрос мы решили обратиться к Виктору Григорьевичу Буряку, тренеру детской спортивной школы олимпийского резерва по спортивной гимнастике. Ведь его воспитанники не раз показывали замечательные результаты, прославляя наш маленький город на соревнованиях различного уровня. Были призовые места на Первенстве России, победы на других соревнованиях. Поговорить с нами тренер согласился, но только с одним условием: разговор будет исключительно о его воспитанниках. Говорить о себе он категорически отказался. Пригласил побывать на тренировке и увидеть все своими глазами.

УРОКИ МАСТЕРА

Каждой весной Станция юных техников Ржева проводит ставший уже традиционным межмуниципальный практический семинар педагогов образовательных учреждений, занятых дополнительным образованием детей. Эти весенние каникулы не стали исключением, и СЮТ вновь гостеприимно распахнула свои двери для учителей школ, преподающих технологию, учителей начальных классов, воспитателей групп продленного дня, воспитателей детских садов, педагогов дополнительного образования из Ржева, Ржевского района, других городов.